Человек и автомат. Андрей Бабицкий

Фигура Калашникова, не наследующая никакому понятному стилю, я думаю, вызывает подспудное раздражение своей неузнаваемостью, невозможностью…

Стыдно! Юлия Витязева

  Ну вот, теперь нам должно быть стыдно за Калашникова. Причём, не только за памятник,…