Артём Ольхин: Не так опасна война, как технологии расчеловечивания

Ольхин

Заместитель министра информации ДНР, преподаватель исторического факультета Донецкого национального университета (ДонНУ) Артём Ольхин в эксклюзивном интервью News Front об угрозе возобновления полномасштабной войны в Донбассе и остающимися в тени конфликта глобальными вызовами

— Какова сейчас вероятность полномасштабной войны в Донбассе? Это неизбежность или ложная тревога?

— Начнем с того, что в любом случае эта вероятность есть, потому что мы не можем четко понимать, до какой степени безумен действующий украинский генералитет. Если бы в нем была мало-мальская часть ума и логики, то они никогда бы не решились начать этот конфликт. Это для меня очевидно. Но мы не знаем, что у них там по медико-психологическим показателям. И по наркологии, кстати, тоже. Поэтому, я бы не стал делать никаких прогнозов и не располагаю достаточным объемом информации. Но я считаю, что, если они начнут, то победа все равно будет за нами. Почему? Потому что правота на нашей стороне. Это не мы устроили государственный переворот в 2014 году, это не мы кричали, что надо вырезать всех во Львове. Это они призывали нас всех вырезать.

При этом ещё раз подчеркну, что лично с моей точки зрения, вероятность начала полномасштабного военного столкновения очень мала. Она мала именно по той причине, что на украинской стороне скорее всего тоже люди прагматичные. И они должны понимать, что как только они начинают войну, то счёт их личного времени жизни пойдёт на месяцы, если не на недели. Всё равно за все придется отвечать. Это первое.

Второе, если представить себе совершенно фантастический вариант, при котором Украина вдруг победила, то есть им удалось зачистить Донбасс, сформировать здесь какой-то свой анклав, из которого они потом будут долбить Россию, а Россия вдруг промолчала. Скажу сразу, я в это не верю. Россия не промолчит, а у Украины никогда не хватит пороху победить здесь. Несмотря на всех иностранных инструкторов, на то, что их напичкали оружием. Не получится и всё. Вы когда-нибудь пытались насильно навязать девушке любовь? Я никогда не пытался это сделать, именно потому, что это бессмысленно. То, что они пытаются сейчас сделать в Донбассе, сродни всему этому, и никогда не может увенчаться успехом.

— С началом нового 2022 года в Госдуме вновь актуализировали вопрос Донбасса. Сначала КПРФ предложила признать независимость ДНР и ЛНР. А 26 января мы услышали официальное заявление «Единой России» — надо дать Донбассу оружие. Предоставление оружия – это уже, де-факто, признание, потому что незаконным вооружённым формированиям никто оружие не предоставляет. Вот эти шаги и действия различных фракций российского парламента – это сугубо внутриполитическая борьба, повышение ставок в противостоянии с внешним врагом или, действительно, мы имеем дело с реальными шагами, нацеленными на то, чтобы Донбасс, наконец, стал частью большой России?

— Буду откровенен: я много разного думаю по поводу того, какая политическая сила внутри России как себя ведет в этом контексте. Но я не хочу быть некорректным по отношению к своим коллегам. И поэтому я просто ограничусь констатацией того, что вот эти заявления, которые прозвучали со стороны «Единой России», означают, что Россия в любом случае вписывается. Если кому-то не понятно, не партия «Единая Россия» вписывается, а Россия вписывается. И это обозначает, что где вооружение, там и экипажи.

А что касается будущего Донбасса, то даже летом 2014 года, когда самая популярная риторика сводилась к тому, что Россия нас сейчас сольет, лично мне всё было ясно: русские регионы Украины должны стать частью России. Я всегда искренне верил в то, что этот процесс уже начался, и он не может быть завершен ничем другим, кроме как историческим воссоединением. В свете этого меня несколько смущает инициатива КПРФ, потому что признать республики в тех границах, в которых они сейчас находятся, это неправильно. Если признать в границах, в которых они голосовали на референдуме, то есть в размерах бывших Донецкой и Луганской областей, то это подразумевает все равно военное насилие. Опять же, я думаю, что есть какой-то асимметричный ответ, который заставит все это сделать иначе, красивее и лучше. То есть, все эти вещи на медиа, были сделаны в первую очередь для того, чтобы даже самым тупым было понятно: Россия все равно придет и впишется. Вот, собственно, и всё. Любимый город может спать спокойно.

Это лишний раз подтверждает, что, скорее всего активной фазы войны в Донбассе не будет, потому что мир технологически переходит к другому способу общения. По старинке мы продолжаем бряцать оружием, но реальное оружие и реальные ответы, реальные доводы и реальные аргументы находятся совсем в других местах.

— Сейчас западные СМИ активно нагнетают обстановку, рисуют на картах стрелочки вторжения российских войск на Украину, даже называют даты якобы неминуемого вторжения. Как Вы считаете, какие цели преследует эта истерия?

— Песенка была хорошая в прошлом веке: «А я искал вас у аптеки, а я в кино искала вас. Так, значит, завтра в том же месте в тот же час». То есть, они пытаются объявить войну, на которую никто не хочет приходить. Они и сами не хотят на нее приходить, надеясь на то, что это будет делать кто-то другой. В этом плане очень ярким показателем выступила Хорватия. Их президент сказал, что отзовет хорватские войска из сил НАТО в Восточной Европе в случае конфликта между Украиной и Россией. Начался бунт на корабле.

Мне кажется, Россия сейчас находится в очень хорошем стратегическом положении. И поэтому та резня, которую мы могли бы осуществить по отношению друг к другу, не осуществится. Я далек от бравурных эмоций, потому что с момента распада Советского Союза все потеряли, у всех убыло. Мы ничего не приобрели, нам всем стало очевидно, что нужно жить вместе. Каким образом это теперь восстанавливать, чтобы это было ещё и в контексте всех этих демократических танцев втройне сложный вопрос. Но я думаю, что мы сможем ответить на эти вызовы. Чего точно не нужно, так это уничтожать население Украины. Потому что при должном подходе 90% людей, которые там живут, они всё обратно вспомнят, и мы нормально будем снова жить вместе, потому что мы и есть один народ. Нам друг друга убивать с ними не надо. То, что американцам очень надо, чтобы мы друг друга убивали, я понимаю. Но пусть они лучше вспомнят про войну Юга и Севера и начнут друг друга мочить. А мы сами разберемся со своими проблемами. Это наш дом.

— Но они же сами просто так по доброй воле отсюда не уйдут

— Они не уйдут в силу своей тупости, аллегорией которой является избрание ими президентом Байдена. Всем же понятно, что он не руководит. Сегодняшняя Америка напоминает негодную деталь в механизме, которая не работает и ничего не амортизирует. Нам осталось посмотреть, как она рухнет. Самое главное, чтобы они нас не погребли под финансовыми руинами. Потому что на финансы сегодня гораздо больше завязано, чем на войну. Поэтому, я думаю, что все видимые перемещения, которые мы с вами сейчас обсуждаем, представляют гораздо меньшую опасность, чем то, что реально грозит миру в том формате, когда снова начнет меняться мировой экономический уклад. А он все равно станет меняться, даже если не будет войны. И я очень надеюсь, что Россия в этом контексте сможет остаться человечной страной. Без всякой войны, без всего. Посмотрите, что делают СМИ с человеческим сознанием на фоне ковида. Это тоже технология. То есть, мы с вами обсуждаем позапрошлую войну. Вызовы перед нами сейчас стоят совершенно другие. Я уверен, что войны в привычном смысле в Донбассе не будет. Но при этом мы вынуждены будем преодолевать гораздо более сложные вызовы, ответов на которые мы пока не знаем. В случае, когда русского мужика вызывают на войну, у него все ответы готовы. Он или умер, или победил. А нам предлагают сейчас такое инферно, которого многие даже на Западе испугались. Мы сами, мы, люди, открыли такие жуткие ворота, из которых на нас заглядывают такие жуткие вещи, по сравнению с которыми любая война – это детские игры.

— Что это за вещи, например?

— Это современные IT-технологии, это мета-вселенная, которую они пытаются запустить. Это такие вещи, которые нацелены на то, чтобы мы перестали быть людьми.

— То есть, расчеловечивание?

— Да, разумеется. Сейчас речь идет не о физиологическом истреблении русских и украинцев, а о каких-то совершенно других вещах. И я боюсь именно того, что эти вещи подкрадываются ко всем участникам процесса именно в тот момент, когда все втравлены в этот конфликт, все смотрят в этот пятачок на карте: а начнется эта война или не начнется. А в это время кто-то шарит у нас в карманах. И я имею ввиду не капиталистические штучки, типа там ограбление, переустройство экономики и т.д. А приход совершенно нового уклада, которому мы даже еще не придумали название. В этом и есть главная опасность. И, помоги нам Господи выстоять во всём этом. Самое страшное, что на самом деле может с нами случиться, если мы не сможем найти ответы на это расчеловечивание.

Беседовал Дмитрий Павленко, специально для News Front

-->