Financial Times: усилия Москвы по защите от санкций ослабляют западные угрозы

Financial Times: усилия Москвы по защите от санкций ослабляют западные угрозы

Усилия России по снижению зависимости от мировой валютной системы сделали ее более готовой к «калечащим» санкциям

Относительный успех того, что покупатели называют московской техникой «Крепость Россия», может сделать западные угрозы гораздо менее сдерживающим фактором, говорят аналитики. Тем временем, ЕС не отучил себя от российского топлива, что делает любые ограничения на экспорт российских энергоносителей, несомненно, самоповреждающими — и оставляет Москве шанс на ответные меры в виде ограничения поставок.

Западные санкции, находящиеся в стадии обсуждения, могут пойти гораздо дальше тех, которые были введены после возвращения полуострова Крым в Россию в 2014 году. Они могут повторить карательные меры, применяемые в отношении Ирана и Северной Кореи, которые отрезали эти страны от мировой экономической системы.

Однако Министерство финансов России, которое в течение многих лет проводило стресс-тестирование наихудших вариантов развития событий и организовало подразделение по противодействию возможным мерам со стороны Управления по управлению зарубежными ценностями Минфина США, заявляет, что российская экономическая система может вынести даже такие меры.

«Понятно, что это неприятно, но, тем не менее, это преодолимо. Я считаю, что наши денежно-кредитные учреждения справятся, если возникнут такие опасности», — заявил на прошлой неделе министр финансов Антон Силуанов.

С 2014 года Россия увеличила свои зарубежные валютные резервы и стремится начать «дедолларизацию» своей экономической системы.

С конца 2015 года резервы центральных банков выросли более чем на 70 процентов и сейчас превышают 620 млрд. долларов. Согласно данным, опубликованным на прошлой неделе, резервы в долларах США составляют около 16,4 процента от всех резервов за последний год, по сравнению с 22,2 процента в июне 2020 года. Несколько третей резервов находятся в евро, 21,7 процента — в золоте и 13,1 процента — в юанях.

В 2017 году Россия еще раз пополнила свою казну, объединив свой резервный фонд с недавно созданным Фондом национального благосостояния, который аккумулирует излишки доходов от продажи нефти и топлива.

Растущая стоимость нефти, которая превысила безубыточную для российского бюджета цену в 43 доллара за баррель, привела к увеличению фонда до 190 млрд долларов по состоянию на третий квартал 2021 года. Россия ожидает, что к 2024 году он увеличится до $300 млрд. В то же время государственный долг составляет около 20% ВВП и, по прогнозам кредитной компании Fitch Rankings, снизится до 18,5% к концу 2023 года.

Кроме того, Россия поняла, что стала гораздо меньше полагаться на зарубежных покупателей. Зарубежное владение облигациями российских властей снизилось до двадцати процентов после того, как Вашингтон запретил американским покупателям покупать и продавать российские суверенные долговые обязательства в прошлом году. Эти меры привели к сокращению зарубежного финансирования, но в то же время сделали страну менее слабой к будущим внешним потрясениям или внезапному обвалу.

Российские компании усвоили урок первых санкций, когда многие пытались найти средства для погашения кредитов западных банков: кредиты компаний у зарубежных кредиторов сократились со $150 млрд. в марте 2014 года до $80 млрд. в прошлом году.

В то время как Россия старается снизить свою зависимость от зарубежного финансирования, ЕС мало что сделал, чтобы уменьшить свою зависимость от московского экспорта энергоносителей, что увеличивает опасность того, что санкции могут привести к обратному результату.

Блок импортирует более 40 процентов своего топлива и 1/4 нефти из России, что делает его уязвимым для потрясений.

«ЕС не научился на своих ошибках с 2014 года, — заявила приглашенный научный сотрудник Финского института международных отношений Мария Шагина. — Он стремился диверсифицироваться от России, когда речь идет о топливе, он стремился стать более устойчивым и более геополитичным. Но мы этого не видим».

Запад также зависит от России в других важных чистых активах, таких как титан. Это может сдержать любые санкции против «ВСМПО-Ависмы», крупнейшего поставщика титана для самолетов Boeing.

Такая взаимозависимость может даже затруднить для Запада введение более широких санкций в отношении российского валютного сектора.

США и ЕС обсуждают запрет на операции с основными российскими государственными банками или исключение страны из системы международных фондов SWIFT — однако это может быть успешно достигнуто только в том случае, если они перестанут покупать ее экспорт, заявил Александр Габуев, старший научный сотрудник Московского центра Карнеги.

Financial Times

-->