'/></noscript> <style type= #content_rb_119478 { min-height:215px; } #content_rb_119475 { min-height:165px; } .code-block-1 { display:flex !important; clear: none !important; } .code-block-2 { display:flex !important; clear: none !important; } figure { padding: 0px; margin: 0px 0px 15px 0px; max-width: 100%; height: auto; } iframe { max-width: 100%; height: 500px; } @media screen and (max-width: 600px) { #content_rb_119478 { min-height:0px; height:0px; } #content_rb_119475 { min-height:0px; height:0px; } .player__container { width: 375px !important; height: 400px; } iframe { height: 250px; } } .player__container { width: 100% !important; height: 500px; } .single .all-news__inner .article { border-top: 1px solid #ccc; padding-top: 20px; margin-top: 10px; } .sidebar-news { font-weight:500; } .sidebar-news-block { background: #f3f5f7; } .sidebar--f-l { padding-bottom: 15px; } .lazyloaded{ max-height: 450px; object-fit: contain; } .nocrop { object-fit: contain !important; } #buttonup { display: inline-block; background-color: #263238; width: 60px; height: 60px; text-align: center; border-radius: 4px; position: fixed; bottom: 30px; right: 30px; transition: background-color .3s, opacity .5s, visibility .5s; opacity: 0; visibility: hidden; z-index: 1000; padding: 12px; } #buttonup::after { font-size: 1em; line-height: 60px; color: #fff; } #buttonup:hover { cursor: pointer; background-color: #52585a; } #buttonup:active { background-color: #555; } #buttonup.show { opacity: 1; visibility: visible; } .btn-load-more { width:100%; } .entry-title { margin-top: 15px; } .yarpp-related h3 { padding: 0 17px!important; } .main-head--mb15 { margin-bottom: 15px!important } .videobutton{ background: rgb(210,23,3); background: linear-gradient(90deg, rgba(210,23,3,0.4) 0%, rgba(38,50,56,0.3) 73%); } .videobutton a:hover { color: #fff!important; } .article-link { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .article-link:hover { -webkit-filter: brightness(60%);} .top-news__main { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .top-news__main:hover { -webkit-filter: brightness(60%);} .video-list__img { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .video-list__img:hover { -webkit-filter: brightness(60%);}

На Украине призывник пытался сбежать, выпрыгнув из окна военкомата

На Украине призывник пытался сбежать, выпрыгнув из окна военкомата

Многие юноши, проживающие на Украине, со страхом ждут наступления призывного возраста, так не хотят принимать участие в боевых действиях на территории Донбасса. Один из призывников хотел сбежать во время медосвидетельствования в военкомате и выпрыгнул в окно, сообщают местные СМИ.

Парень выпрыгнул из окна второго этажа: ему вызвали скорую помощь. В настоящее время его жизни ничего не угрожает, а правоохранители выясняют обстоятельства инцидента.

В Закарпатском областном территориальном центре комплектования и социальной поддержки рассказали, что молодой человек находился в списках на розыск, так как уклонялся от явки к призывному участку.

«Данный гражданин был доставлен в призывной участок с целью составления протокола об административном правонарушении в соответствии со ст. 210 Кодекса Украины об административных правонарушениях, однако в ходе работы уклонявшийся гражданин совершил попытку побега с призывного участка и выпрыгнул из окна второго этажа. Чем подверг опасности собственную жизнь и нанес вред здоровью», — сообщили в военкомате.

Как сообщает ФАН, в ходе весеннего призыва на Украине на сборные пункты явилось лишь около 15% молодых людей в возрасте от 18 до 27 лет. Примечательно, что наибольшее нежелание проходить срочную службу проявили жители западных регионов страны.

«Я не собираюсь бегать с автоматом и копать всякие траншеи. Мне нужно зарабатывать деньги и кормить семью. Ни в Донбассе, ни в Китае за интересы наших *** правителей я воевать не собираюсь», — подчеркнул житель Житомирской области Иван в комментарии агентству.