Укр'/></noscript> <style type= #content_rb_119478 { min-height:215px; } #content_rb_119475 { min-height:165px; } .code-block-1 { display:flex !important; clear: none !important; } .code-block-2 { display:flex !important; clear: none !important; } figure { padding: 0px; margin: 0px 0px 15px 0px; max-width: 100%; height: auto; } iframe { max-width: 100%; height: 500px; } @media screen and (max-width: 600px) { #content_rb_119478 { min-height:0px; height:0px; } #content_rb_119475 { min-height:0px; height:0px; } .player__container { width: 375px !important; height: 400px; } iframe { height: 250px; } } .player__container { width: 100% !important; height: 500px; } .single .all-news__inner .article { border-top: 1px solid #ccc; padding-top: 20px; margin-top: 10px; } .sidebar-news { font-weight:500; } .sidebar-news-block { background: #f3f5f7; } .sidebar--f-l { padding-bottom: 15px; } .lazyloaded{ max-height: 450px; object-fit: contain; } .nocrop { object-fit: contain !important; } #buttonup { display: inline-block; background-color: #263238; width: 60px; height: 60px; text-align: center; border-radius: 4px; position: fixed; bottom: 30px; right: 30px; transition: background-color .3s, opacity .5s, visibility .5s; opacity: 0; visibility: hidden; z-index: 1000; padding: 12px; } #buttonup::after { font-size: 1em; line-height: 60px; color: #fff; } #buttonup:hover { cursor: pointer; background-color: #52585a; } #buttonup:active { background-color: #555; } #buttonup.show { opacity: 1; visibility: visible; } .btn-load-more { width:100%; } .entry-title { margin-top: 15px; } .yarpp-related h3 { padding: 0 17px!important; } .main-head--mb15 { margin-bottom: 15px!important } .videobutton{ background: rgb(210,23,3); background: linear-gradient(90deg, rgba(210,23,3,0.4) 0%, rgba(38,50,56,0.3) 73%); } .videobutton a:hover { color: #fff!important; } .article-link { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .article-link:hover { -webkit-filter: brightness(60%);} .top-news__main { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .top-news__main:hover { -webkit-filter: brightness(60%);} .video-list__img { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .video-list__img:hover { -webkit-filter: brightness(60%);}

Украина придумала покупать кислород для COVID-пациентов в Польше

Украина придумала покупать кислород для COVID-пациентов в Польше

Киев будет закупать медицинский кислород у Польши. Такое решение украинские власти приняли после того, как в стране остановились два крупнейших завода, которые производили его ранее.

Об этом рассказал министр здравоохранения Украины Виктор Ляшко, передает РИА Новости. Предприятия остановили для проведения регламентных работ во время вспышки заболеваемости коронавирусом.

«Да, с учетом того, что он на западе Украины, связались с Польшей — это быстрее, чем везти кислород из Донецкой, Луганской или Запорожской областей», — сказал он.

Ситуацию с заболеваемостью в Киеве прокомментировал депутат столичного горсовета от «Оппозиционной платформы — За жизнь» Александр Попов и назвал ее критической. Правительство не смогло обеспечить пациентов нормальную работу производителей кислорода.

Ляшко оправдывается, что власти за один выдали все разрешения и Польша уже начала доставку кислорода. На Украину уже прибыли несколько машин, которые развезли кислород по больницам.

Однако в стране не согласны с оптимистичным взглядом министра. Так, руководитель Черниговской городской больницы № 2 Владислава Кухара рассказал, что кислорода осталось всего не несколько часов. Поставщик обещает доставить его только завтра, но даже не может сказать в какое время он это сделает. А в вопросе спасения жизни роль играют даже минуты.

Об остановке двух предприятий по производству кислорода стало известно в пятницу, 22 октября. Главный санитарный врач Украины Игорь Кузин сообщил, о прекращении работ и заявил о поисках альтернативных источников. Почему вначале нельзя было убедиться в том, что кислород будет продолжать поступать, а уже позже начинать регламентные работы, он не уточнил.