&qu'/></noscript> <style type= #content_rb_119478 { min-height:215px; } #content_rb_119475 { min-height:165px; } .code-block-1 { display:flex !important; clear: none !important; } .code-block-2 { display:flex !important; clear: none !important; } figure { padding: 0px; margin: 0px 0px 15px 0px; max-width: 100%; height: auto; } iframe { max-width: 100%; height: 500px; } @media screen and (max-width: 600px) { #content_rb_119478 { min-height:0px; height:0px; } #content_rb_119475 { min-height:0px; height:0px; } .player__container { width: 375px !important; height: 400px; } iframe { height: 250px; } } .player__container { width: 100% !important; height: 500px; } .single .all-news__inner .article { border-top: 1px solid #ccc; padding-top: 20px; margin-top: 10px; } .sidebar-news { font-weight:500; } .sidebar-news-block { background: #f3f5f7; } .sidebar--f-l { padding-bottom: 15px; } .lazyloaded{ max-height: 450px; object-fit: contain; } .nocrop { object-fit: contain !important; } #buttonup { display: inline-block; background-color: #263238; width: 60px; height: 60px; text-align: center; border-radius: 4px; position: fixed; bottom: 30px; right: 30px; transition: background-color .3s, opacity .5s, visibility .5s; opacity: 0; visibility: hidden; z-index: 1000; padding: 12px; } #buttonup::after { font-size: 1em; line-height: 60px; color: #fff; } #buttonup:hover { cursor: pointer; background-color: #52585a; } #buttonup:active { background-color: #555; } #buttonup.show { opacity: 1; visibility: visible; } .btn-load-more { width:100%; } .entry-title { margin-top: 15px; } .yarpp-related h3 { padding: 0 17px!important; } .main-head--mb15 { margin-bottom: 15px!important } .videobutton{ background: rgb(210,23,3); background: linear-gradient(90deg, rgba(210,23,3,0.4) 0%, rgba(38,50,56,0.3) 73%); } .videobutton a:hover { color: #fff!important; } .article-link { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .article-link:hover { -webkit-filter: brightness(60%);} .top-news__main { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .top-news__main:hover { -webkit-filter: brightness(60%);} .video-list__img { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .video-list__img:hover { -webkit-filter: brightness(60%);}

«Всё идет по плану»: эксперт Землянский рассказал, как Украина проверяет своих граждан на морозоустойчивость

"Всё идет по плану": эксперт Землянский рассказал, как Украина проверят своих граждан на морозоустойчивость

По мнению специалиста в области энергетики, обещанный отопительный сезон на Украине начался только на словах.

Как пишут Народные Новости, украинский энергетический эксперт Валентин Землянский убеждён, что несмотря на обещания Киевских властей начать подавать тепло в дома украинцев и россказни, мол всё идёт по плану, с реальным началом отопительного сезона правительство страны будет тянуть до последнего, возможно даже до начала ноября.

«Отопительный сезон начинается в октябре 2021 года. Но, я думаю, с учетом погоды, будут тянуть до ноября, так как пока на последнюю декаду октября обещают потепление. Не ниже 8 градусов должна быть среднесуточная температура в течение трех дней, но мы пока на 8 градусов не выходим. Власти считают: ну и что, что холодно в домах? Потерпите», — рассказал Землянский в эфире телеканала «Наш».

По словам эксперта, для начала отопительного сезона всё готово, и топливо в хранилищах есть. Проблема в том, что его едва хватит до средины января, и тогда, если не стабилизируется ситуация на энергетическом рынке Европы, Украина останется и без отопления и без света.

«Все проблемы, которые могут возникнуть, возникнут, начиная с конца января. Это время, когда хранилища газа использованы, запасы угля тоже, так как мы входим в сезон с несильно большими запасами, а даже с критично низкими. Как раз конец отопительного сезона, его последняя треть, является самой критической. Из-за этого сейчас тянут время с включением отопления, чтобы по максимуму сохранить ресурсы, но все это прикрывается очень красивой риторикой», — отмечает Землянский.

При этом, как утверждает специалист, нынешние цены на газ могут самым негативным образом отразиться на украинской промышлености, которая и без того поставлена сейчас на грань выживания.

«Цену на газ мы зафиксировали для населения, бюджетников и предприятий коммунальной энергетики. А вот для промышленности ее никто не фиксировал, поэтому тут у нас буквально катастрофа. Если мы будем закупать газ по спотовым ценам, которые сейчас на уровне примерно 800 долларов, то это неподъемно для украинской экономики ни с точки зрения конкурентоспособности ее продукции на внешнем рынке, ни с точки зрения создания продукции для внутреннего рынка», — подчеркнул эксперт в области энергетики Валентин Землянский.