Тал'/></noscript> <style type= #content_rb_119478 { min-height:215px; } #content_rb_119475 { min-height:165px; } .code-block-1 { display:flex !important; clear: none !important; } .code-block-2 { display:flex !important; clear: none !important; } figure { padding: 0px; margin: 0px 0px 15px 0px; max-width: 100%; height: auto; } iframe { max-width: 100%; height: 500px; } @media screen and (max-width: 600px) { #content_rb_119478 { min-height:0px; height:0px; } #content_rb_119475 { min-height:0px; height:0px; } .player__container { width: 375px !important; height: 400px; } iframe { height: 250px; } } .player__container { width: 100% !important; height: 500px; } .single .all-news__inner .article { border-top: 1px solid #ccc; padding-top: 20px; margin-top: 10px; } .sidebar-news { font-weight:500; } .sidebar-news-block { background: #f3f5f7; } .sidebar--f-l { padding-bottom: 15px; } .lazyloaded{ max-height: 450px; object-fit: contain; } .nocrop { object-fit: contain !important; } #buttonup { display: inline-block; background-color: #263238; width: 60px; height: 60px; text-align: center; border-radius: 4px; position: fixed; bottom: 30px; right: 30px; transition: background-color .3s, opacity .5s, visibility .5s; opacity: 0; visibility: hidden; z-index: 1000; padding: 12px; } #buttonup::after { font-size: 1em; line-height: 60px; color: #fff; } #buttonup:hover { cursor: pointer; background-color: #52585a; } #buttonup:active { background-color: #555; } #buttonup.show { opacity: 1; visibility: visible; } .btn-load-more { width:100%; } .entry-title { margin-top: 15px; } .yarpp-related h3 { padding: 0 17px!important; } .main-head--mb15 { margin-bottom: 15px!important } .videobutton{ background: rgb(210,23,3); background: linear-gradient(90deg, rgba(210,23,3,0.4) 0%, rgba(38,50,56,0.3) 73%); } .videobutton a:hover { color: #fff!important; } .article-link { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .article-link:hover { -webkit-filter: brightness(60%);} .top-news__main { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .top-news__main:hover { -webkit-filter: brightness(60%);} .video-list__img { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .video-list__img:hover { -webkit-filter: brightness(60%);}

Талибам* нужно помочь в установлении мира в Афганистане

Талибам* нужно помочь в установлении мира в Афганистане

Недалеко от Кремля, в классическом «Президент-Отеле», состоялась встреча по Афганистану в московском формате

Там были все соседи Афганистана и ведущие представители афганского правительства. Из причастных не было только США, которые решили не приезжать. Это, конечно, жаль, потому что США держат руку на афганской казне. Пока США не дадут отмашку, афганцы не получат их собственные деньги.

Так янки поступают издавна — пытаются придушить непослушные страны. Причём не свои деньги они держат, а чужие. В результате афганцы вынуждены жить в нищете, как и раньше. Хотя собственные афганские деньги без американского согласия отдать нельзя, какую-то помощь оказать возможно. Россия — ведущий партнёр в московском формате. Мининдел Сергей Лавров обещал выделить заметную гуманитарную помощь. Первый эшелон должен прийти на днях.

Участники конференции обсуждали способы оказать помощь. Если поначалу они требовали предъявить «Талибану»* требования пожёстче, то со временем началось смягчение. Они поняли, что Афганистан не может стать образцовой страной в регионе не сегодня завтра. Если за последние двадцать лет американцам с их неограниченными ресурсами не удалось построить инклюзивное правительство, нечего и думать, что сейчас талибы этого добьются. В целом есть подвижки, но не так много, как ожидалось.

Новому афганскому правительству требуется признание. Они показали свою власть — сейчас они могут проявить свои возможности. Нет сомнений, что талибы правят фактически, — нужно им получить и формальное признание. Валентина Матвиенко сказала, что Россия их признает, если правительство будет считаться достаточно инклюзивным.

По большому счету, всё упирается в отказ США. Да и Россия хочет получить согласие Китая. Если это получится, согласие приведёт к признанию.

Представитель афганской делегации — исполняющий обязанности министра иностранных дел в правительстве талибов Амир Хан Муттаки — заявил, что «Талибан» выполнил все условия, чтобы международное сообщество признало его законной властью Афганистана.

«Почему они не должны признавать нас официально? Мы контролируем всю территорию Афганистана, и мы выполнили все условия и соответствуем всем стандартам как правительство», — сказал Амир Хан Муттаки.

«Первый раз за последние 45 лет, когда Афганистан защищён от угроз. И мы привержены обязательству не допустить того, чтобы территория Афганистана использовалась для того, чтобы угрожать безопасности других стран», — добавил он.

«Все страны — участники конференции поддержали разморозку активов Центрального банка Афганистана, которые, по сути, являются достоянием афганского народа», — заявил на итоговой пресс-конференции Муттаки.

Так что нужно помочь афганцам, чтобы они смогли наладить новую жизнь.

На мой взгляд, талибам срочно нужно помочь! Хорошо, что Россия ведёт этот процесс.

Исраэль ШамирRT

*- запрещенная на территории РФ организация