Зе'/></noscript> <style type= #content_rb_119478 { min-height:215px; } #content_rb_119475 { min-height:165px; } .code-block-1 { display:flex !important; clear: none !important; } .code-block-2 { display:flex !important; clear: none !important; } figure { padding: 0px; margin: 0px 0px 15px 0px; max-width: 100%; height: auto; } iframe { max-width: 100%; height: 500px; } @media screen and (max-width: 600px) { #content_rb_119478 { min-height:0px; height:0px; } #content_rb_119475 { min-height:0px; height:0px; } .player__container { width: 375px !important; height: 400px; } iframe { height: 250px; } } .player__container { width: 100% !important; height: 500px; } .single .all-news__inner .article { border-top: 1px solid #ccc; padding-top: 20px; margin-top: 10px; } .sidebar-news { font-weight:500; } .sidebar-news-block { background: #f3f5f7; } .sidebar--f-l { padding-bottom: 15px; } .lazyloaded{ max-height: 450px; object-fit: contain; } .nocrop { object-fit: contain !important; } #buttonup { display: inline-block; background-color: #263238; width: 60px; height: 60px; text-align: center; border-radius: 4px; position: fixed; bottom: 30px; right: 30px; transition: background-color .3s, opacity .5s, visibility .5s; opacity: 0; visibility: hidden; z-index: 1000; padding: 12px; } #buttonup::after { font-size: 1em; line-height: 60px; color: #fff; } #buttonup:hover { cursor: pointer; background-color: #52585a; } #buttonup:active { background-color: #555; } #buttonup.show { opacity: 1; visibility: visible; } .btn-load-more { width:100%; } .entry-title { margin-top: 15px; } .yarpp-related h3 { padding: 0 17px!important; } .main-head--mb15 { margin-bottom: 15px!important } .videobutton{ background: rgb(210,23,3); background: linear-gradient(90deg, rgba(210,23,3,0.4) 0%, rgba(38,50,56,0.3) 73%); } .videobutton a:hover { color: #fff!important; } .article-link { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .article-link:hover { -webkit-filter: brightness(60%);} .top-news__main { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .top-news__main:hover { -webkit-filter: brightness(60%);} .video-list__img { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .video-list__img:hover { -webkit-filter: brightness(60%);}

Зеленский и его команда используют военную угрозу как домкрат для своего рейтинга

Зеленский и его команда используют военную угрозу как домкрат для своего рейтинга

Украина делает все возможное, чтобы началась полномасштабная война и конфликт достиг своего пика. Об этом заявил донецкий социолог Евгений Копатько.

В беседе с российскими интернет-порталами он сказал, что команда президента Украины Владимира Зеленского «максимально поднимает планку конфликтности», передает издание «Аргументы недели».

«Это связано с ситуацией конца 2020 — начала 2021 года, когда рейтинг Зеленского сравнялся с рейтингами Порошенко и Бойко, а его политическая сила даже ситуативно им проигрывала. Тогда он провозгласил курс милитаризации общественного сознания, перехватил националистическую повестку, и этот разгон увенчался весенними обострениями на границе, когда Украина объявила о своей победе», — сказал социолог.

Как и его предшественник Петр Порошенко Зеленский использует военную угрозу в качестве домкрата для поднятия своего рейтинга. Отвлекая страну мифическое «российской угрозой» и провокациями в Донбассе от реальных проблем, он уверено играет роль президента, который якобы что-то делает для своей страны.

Когда популярность гаранта и его «Слуги народа» рухнет окончательно, он может решиться на реальный военный конфликт. Естественно, Украина никогда не сможет одержать в нем победу. Однако этого и не требуется: нужно просто тянуть время и дать возможность политической верхушке собрать вещи и покинуть родину.