Верхо'/></noscript> <style type= #content_rb_119478 { min-height:215px; } #content_rb_119475 { min-height:165px; } .code-block-1 { display:flex !important; clear: none !important; } .code-block-2 { display:flex !important; clear: none !important; } figure { padding: 0px; margin: 0px 0px 15px 0px; max-width: 100%; height: auto; } iframe { max-width: 100%; height: 500px; } @media screen and (max-width: 600px) { #content_rb_119478 { min-height:0px; height:0px; } #content_rb_119475 { min-height:0px; height:0px; } .player__container { width: 375px !important; height: 400px; } iframe { height: 250px; } } .player__container { width: 100% !important; height: 500px; } .single .all-news__inner .article { border-top: 1px solid #ccc; padding-top: 20px; margin-top: 10px; } .sidebar-news { font-weight:500; } .sidebar-news-block { background: #f3f5f7; } .sidebar--f-l { padding-bottom: 15px; } .lazyloaded{ max-height: 450px; object-fit: contain; } .nocrop { object-fit: contain !important; } #buttonup { display: inline-block; background-color: #263238; width: 60px; height: 60px; text-align: center; border-radius: 4px; position: fixed; bottom: 30px; right: 30px; transition: background-color .3s, opacity .5s, visibility .5s; opacity: 0; visibility: hidden; z-index: 1000; padding: 12px; } #buttonup::after { font-size: 1em; line-height: 60px; color: #fff; } #buttonup:hover { cursor: pointer; background-color: #52585a; } #buttonup:active { background-color: #555; } #buttonup.show { opacity: 1; visibility: visible; } .btn-load-more { width:100%; } .entry-title { margin-top: 15px; } .yarpp-related h3 { padding: 0 17px!important; } .main-head--mb15 { margin-bottom: 15px!important } .videobutton{ background: rgb(210,23,3); background: linear-gradient(90deg, rgba(210,23,3,0.4) 0%, rgba(38,50,56,0.3) 73%); } .videobutton a:hover { color: #fff!important; } .article-link { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .article-link:hover { -webkit-filter: brightness(60%);} .top-news__main { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .top-news__main:hover { -webkit-filter: brightness(60%);} .video-list__img { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .video-list__img:hover { -webkit-filter: brightness(60%);}

Верховная Рада отдала Кабмину право выбирать главу НАБУ

Верховная Рада отдала Кабмину право выбирать главу НАБУ

Теперь за назначение руководителя Национального бюро расследований Украины (НАБУ) будет отвечать Кабинет Министров. Верховная Рада приняла сегодня во втором чтении соответствующий закон.

За документ проголосовали 304 депутата. При этом 228 из них состоят во фракции «Слуги народа», сообщает издание «Страна.ua».

На принятии закона настаивали посольства западных стран. Они уже контролируют антикоррупционные органы власти. При этом в апреле будущего года полномочия нынешнего главы НАБУ Артема Сытника истекают и им хотелось бы знать, кто назначит его преемника.

По новым правилам НАБУ будет центральным органом государственной власти. Правительство будет выбирать его директора по конкурсу, который будет проводить комиссия из шести человек. Трое из них будут членами международных организаций, которые финансируют борьбу с коррупцией. Назначение будет проходить, только если четыре человека поддержат определенную кандидатуру, и минимум двое из них должны быть из международных организаций.

По факту, иностранные государства «подмяли» НАБУ под себя. Все прекрасно понимают, что трое иностранцев будут работать в одной группе. Хотя они занимают только половину мест в комиссии, их единогласие делает их руководящим звеном, без поддержки которого глава бюро назначаться не будет.