Г'/></noscript> <style type= #content_rb_119478 { min-height:215px; } #content_rb_119475 { min-height:165px; } .code-block-1 { display:flex !important; clear: none !important; } .code-block-2 { display:flex !important; clear: none !important; } figure { padding: 0px; margin: 0px 0px 15px 0px; max-width: 100%; height: auto; } iframe { max-width: 100%; height: 500px; } @media screen and (max-width: 600px) { #content_rb_119478 { min-height:0px; height:0px; } #content_rb_119475 { min-height:0px; height:0px; } .player__container { width: 375px !important; height: 400px; } iframe { height: 250px; } } .player__container { width: 100% !important; height: 500px; } .single .all-news__inner .article { border-top: 1px solid #ccc; padding-top: 20px; margin-top: 10px; } .sidebar-news { font-weight:500; } .sidebar-news-block { background: #f3f5f7; } .sidebar--f-l { padding-bottom: 15px; } .lazyloaded{ max-height: 450px; object-fit: contain; } .nocrop { object-fit: contain !important; } #buttonup { display: inline-block; background-color: #263238; width: 60px; height: 60px; text-align: center; border-radius: 4px; position: fixed; bottom: 30px; right: 30px; transition: background-color .3s, opacity .5s, visibility .5s; opacity: 0; visibility: hidden; z-index: 1000; padding: 12px; } #buttonup::after { font-size: 1em; line-height: 60px; color: #fff; } #buttonup:hover { cursor: pointer; background-color: #52585a; } #buttonup:active { background-color: #555; } #buttonup.show { opacity: 1; visibility: visible; } .btn-load-more { width:100%; } .entry-title { margin-top: 15px; } .yarpp-related h3 { padding: 0 17px!important; } .main-head--mb15 { margin-bottom: 15px!important } .videobutton{ background: rgb(210,23,3); background: linear-gradient(90deg, rgba(210,23,3,0.4) 0%, rgba(38,50,56,0.3) 73%); } .videobutton a:hover { color: #fff!important; } .article-link { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .article-link:hover { -webkit-filter: brightness(60%);} .top-news__main { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .top-news__main:hover { -webkit-filter: brightness(60%);} .video-list__img { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .video-list__img:hover { -webkit-filter: brightness(60%);}

Глава Минюста Украины изъявил желание забрать Саакашвили из Грузии

Глава Минюста Украины изъявил желание забрать Саакашвили из Грузии

Киевские власти не собираются отказываться от идеи вернуть Михаила Саакашвили на украинскую территорию.

Об этом заявил министр юстиции Украины Денис Малюська, сообщает портал 112, ссылаясь на публикацию издания «Украинская правда». Чиновник намерен использовать для этого все возможные правовые рычаги.

«Мы будем стараться, а отдадут ли нам — это вопрос. Он же не только гражданин Украины, он гражданин Грузии… Но власти Грузии уже неоднократно говорили, что они нам его не отдадут… Будем пробовать все юридические механизмы, чтобы как-то это урегулировать», — сказал он.

Саакашвили 1 октября вернулся на родину, где его почти сразу арестовали и поместили под стражу. Бывший президент Грузии несколько лет скрывался вдали от родины, где является фигурантом нескольких уголовных дел.

За время своих бегов он успел получить гражданство Украины и даже стал активным участником ее политической жизни. На этом фоне Киев продолжает утверждать, что заберут своего Михо на новую родину. Однако Тбилиси ясно дал понять: Саакашвили экстрадировать не будут и ему придется ответить за совершенные преступления.