Для встречи с Путиным у Зеленского не осталось даже теоретической возможности

Для встречи с Путиным у Зеленского не осталось даже теоретической возможности

Зеленский окончательно перешел красную линию в своих отношениях с Путиным — теперь не осталось даже теоретической возможности для их встречи

Хотя Москва уже не раз давала понять, что не видит смысла в переговорах с Зеленским, в Киеве продолжают делать вид, что рассчитывают на встречу. И готовятся к ней так, как умеют: сочетанием шантажа и блефа. Например, берут заложников.

Причем не только в Донбассе — хотя и тут на днях захватили представителя Луганской народной республики в Совместном центре по контролю и координации режима прекращения огня Андрея Косяка, получившего (как и многие в самопровозглашенных республиках) в прошлом году российский паспорт. Глава Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ пообещал уговорить украинские власти вернуть Косяка — но веры ему нет, и в Донецке жители заблокировали гостиницу, в которой живут и работают международные наблюдатели. Наличие российского паспорта в данном случае может помочь с освобождением — хотя в принципе для киевской власти гражданство России является отягчающим обстоятельством. Таких людей Киев предпочитает «откладывать» в обменный фонд.

Но самый ценный актив из этого фонда сейчас сидит в Киеве под домашним арестом — и, к сожалению для Зеленского, не имеет российского паспорта. Однако украинский президент очень хочет, чтобы и паспорт нашелся, и обмен состоялся. Он, по сути, открытым текстом призывает к этому Москву — речь идет о Викторе Медведчуке, депутате Рады и лидере оппозиции, стороннике нормализации отношений с Россией, которого прозападные власти изображают агентом Кремля.

Еще в мае его обвинили в госизмене и поместили под домашний арест, который на днях попытались заменить на реальный (с альтернативой залога на астрономическую сумму — миллиард гривен). И хотя пока что этого не произошло, оставлять Медведчука в покое власти не собираются, им принципиально важно убрать его из украинской политики. Причем даже не посадить, потому что популярность политического узника лишь вырастет, а выдавить из страны. Но есть проблема. Сам по себе Медведчук никуда уезжать не собирался и не собирается, хотя его прямо ставят перед выбором между тюремным сроком или эмиграцией. И тогда в Киеве решили разыграть новую карту: а давайте обменяем Медведчука! На осужденных в России украинских граждан! Никого не волнует ни то, что Медведчук не осужден, ни то, что у него нет российского паспорта, ни то, что он сам не собирается участвовать ни в каком обмене.

Впервые тему обмена еще в мае запустил секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины Алексей Данилов, заявивший, что «если будет такая возможность, то мы охотно это сделаем». А в эти выходные уже и сам Зеленский в телеинтервью пустился в рассуждения на данную тему. Отвечая на вопрос о «намеках про обмен Медведчука», Зеленский сказал: «Какие могут быть намеки, если Медведчук — гражданин Украины и к нему применяется украинское законодательство? С другой стороны, если, например, Россия подтвердила бы, что у господина Медведчука есть русское гражданство, к примеру, ну, вполне возможно. <…> Мы бы с удовольствием после этого подтверждения или хотя бы намека рассмотрели бы возможности обмена господина Медведчука на действительных героев и граждан Украины».

Тут все прекрасно — особенно слова о том, что достаточно даже намека Москвы на наличие у Медведчука российского гражданства. По сути, Зеленский говорит, что ему неважно, есть в реальности гражданство или нет: заберите своего человека, ну и дайте нам кого-нибудь в обмен. Это называется высылкой — для которой хотят найти благовидный предлог.

Медведчук уже отверг подобные «предложения», заявив, что сам факт рассуждений Зеленского на эту тему демонстрирует, «в какую правовую и моральную пропасть рухнула Украина»:

«Эта идея несостоятельна, и она меня абсолютно не интересует. <…> У меня не было и нет другого гражданства, кроме украинского. Я гражданин Украины и буду им, невзирая на незаконное, преступное давление, которое осуществляется сегодня в отношении меня властью».

Позиция Медведчука неудивительна — он настроен решительно и действительно хочет изменить направление движения Украины, вернуть ее сначала к союзу с Россией. Но на что рассчитывал Зеленский, когда говорил об обмене? Не понимал характер Медведчука? Вполне вероятно. Однако, похоже, у него была еще одна ставка — он хотел показать Владимиру Путину, что готов пойти ему навстречу, отдать Медведчука. Да, именно такое представление у украинской власти о том, как нужно выстраивать отношения с российским руководством.

«А что такого, ведь Медведчук — кум Путина (президент крестил его дочь), он ему дорог — вот пускай и забирает его к себе, мы люди не злые, никого в тюрьме держать не хотим!» — примерно такова может быть логика Зеленского. Наверняка он еще и рассчитывает таким образом улучшить отношение Путина к себе: ну вот, нормальный же парень, кума вернул.

В реальности для Путина подобные рассуждения Зеленского скорее станут последней каплей, подтверждающей, что с украинским президентом невозможно иметь вообще никаких дел. Еще в мае, после начала преследований Медведчука, Путин очень резко высказался о происходящем, назвав это «очередной зачисткой политического поля»:

«Судя по всему — и это очень печально, — Украину медленно, но верно превращают в какой-то антипод России, в какую-то анти-Россию, в какую-то площадку, с территории которой мы постоянно, судя по всему, будем получать требующие особого с нашей стороны внимания с точки зрения обеспечения безопасности Российской Федерации новости. <…>

По политическим мотивам избирательно кому-то в вину ставится работа с Россией в сфере экономики. <…> Решения явно политические и избирательные, направлены только на одно — зачистить политическое поле от тех сил, которые выступают за мирное разрешение кризиса на юго-востоке Украины, в Донбассе, и за добрососедские отношения с Россией. <…>

Я говорил о том, что представителям оппозиции вменяется в вину сотрудничество с Россией, в том числе в экономической сфере, а представители власти — работают… Я с трудом себе представляю, если объективно подходить к решению вопросов подобного рода: что, всех, кто работает с Россией, будут теперь на Украине привлекать к уголовной ответственности?»

Уже тогда, в мае, было понятно, что на Зеленском в Москве поставили крест. Недавняя статья Дмитрия Медведева лишь подтвердила это. И когда сейчас Зеленский пытается, как ему кажется, пойти навстречу Путину в деле Медведчука, он достигает прямо противоположного результата.

Путин видит, что киевские власти не просто берут заложников из числа собственных граждан, но еще и пытаются торговать ими с Россией. Надеясь тем самым устранить из украинской политики сторонников возвращения Украины к ее естественному состоянию — части русского мира, тех, на кого Москва действительно делает ставку. Не просто политическую, а историческую и человеческую. Потому что понимает: на Украине очень много тех, кто осознает всю катастрофичность разрыва с Россией. И в какой-то момент, когда банкротство прозападной элиты станет очевидным для большинства жителей Украины, они могли бы прийти к власти мирным путем.

Но, лишая их права голоса и используя в качестве заложников, предлагая «на обмен» России, киевская элита демонстрирует Москве, что не стоит делать ставку на подобный сценарий как основной. Однако понимают ли в Киеве, какой сценарий в этом случае станет для России главным — и безальтернативным? Учитывая, что Москва открыто называет киевские власти марионеточными и вассальными, а образование анти-России для нас абсолютно неприемлемо, — догадаться несложно.

Петр Акопов, РИА