'/></noscript> <style type= #content_rb_119478 { min-height:215px; } #content_rb_119475 { min-height:165px; } .code-block-1 { display:flex !important; clear: none !important; } .code-block-2 { display:flex !important; clear: none !important; } figure { padding: 0px; margin: 0px 0px 15px 0px; max-width: 100%; height: auto; } iframe { max-width: 100%; height: 500px; } @media screen and (max-width: 600px) { #content_rb_119478 { min-height:0px; height:0px; } #content_rb_119475 { min-height:0px; height:0px; } .player__container { width: 375px !important; height: 400px; } iframe { height: 250px; } } .player__container { width: 100% !important; height: 500px; } .single .all-news__inner .article { border-top: 1px solid #ccc; padding-top: 20px; margin-top: 10px; } .sidebar-news { font-weight:500; } .sidebar-news-block { background: #f3f5f7; } .sidebar--f-l { padding-bottom: 15px; } .lazyloaded{ max-height: 450px; object-fit: contain; } .nocrop { object-fit: contain !important; } #buttonup { display: inline-block; background-color: #263238; width: 60px; height: 60px; text-align: center; border-radius: 4px; position: fixed; bottom: 30px; right: 30px; transition: background-color .3s, opacity .5s, visibility .5s; opacity: 0; visibility: hidden; z-index: 1000; padding: 12px; } #buttonup::after { font-size: 1em; line-height: 60px; color: #fff; } #buttonup:hover { cursor: pointer; background-color: #52585a; } #buttonup:active { background-color: #555; } #buttonup.show { opacity: 1; visibility: visible; } .btn-load-more { width:100%; } .entry-title { margin-top: 15px; } .yarpp-related h3 { padding: 0 17px!important; } .main-head--mb15 { margin-bottom: 15px!important } .videobutton{ background: rgb(210,23,3); background: linear-gradient(90deg, rgba(210,23,3,0.4) 0%, rgba(38,50,56,0.3) 73%); } .videobutton a:hover { color: #fff!important; } .article-link { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .article-link:hover { -webkit-filter: brightness(60%);} .top-news__main { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .top-news__main:hover { -webkit-filter: brightness(60%);} .video-list__img { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .video-list__img:hover { -webkit-filter: brightness(60%);}

Молохов: претензии украинской стороны на Керченский пролив – сплошная профанация

Молохов: намерения Киева "задавить" Россию в суде – профанацияРанее Кулеба заявил, что Киев сможет «задавить» Россию юридическими аргументами в суде в Гааге по инциденту в Керченском проливе, устроенному украинской стороной в ноябре 2018 года.

В Крыму призвали Киев не нагнетать обстановку вокруг Керченского пролива.

Заместитель руководителя рабочей группы по международно-правовым вопросам при постоянном представительстве Республики Крым при президенте РФ Александр Молохов прокомментировал РИА Новости выпады Киева:

«Украина, на фоне того, что американцы вовсю бряцают оружием у наших границ, в том числе в Черном море, продолжает нагнетать обстановку вокруг Керченского пролива. Пролив — зона внутренних территориальных вод России, поэтому любые несанкционированные попытки прохода иностранных судов и кораблей являются не только противозаконными с точки зрения национального и международного права, но и провокацией».

По его словам, все претензии украинской стороны на Керченский пролив – сплошная профанация.

«Россия в свое время совершила акт доброй воли, отпустив украинских моряков на свободу, однако киевские власти ничего не поняли и ничему не научились».

По его мнению, расставить все точки в Керченском инциденте помогло бы проведение Международного общественного трибунала, инициированного Международной ассоциацией «Таврида» (Брюссель).

«Одним из ключевых элементов сценария трибунала могло бы стать проведение в открытом море своеобразного следственного эксперимента для суда с воссозданием той реальной ситуации, которая возникла в ноябре 2018 года у берегов Крыма по вине бывшего украинского президента (этот пост в то время занимал Петр Порошенко – ред.) и руководителей военно-морского флота», – сказал Молохов.