Ук'/></noscript> <style type= #content_rb_119478 { min-height:215px; } #content_rb_119475 { min-height:165px; } .code-block-1 { display:flex !important; clear: none !important; } .code-block-2 { display:flex !important; clear: none !important; } figure { padding: 0px; margin: 0px 0px 15px 0px; max-width: 100%; height: auto; } iframe { max-width: 100%; height: 500px; } @media screen and (max-width: 600px) { #content_rb_119478 { min-height:0px; height:0px; } #content_rb_119475 { min-height:0px; height:0px; } .player__container { width: 375px !important; height: 400px; } iframe { height: 250px; } } .player__container { width: 100% !important; height: 500px; } .single .all-news__inner .article { border-top: 1px solid #ccc; padding-top: 20px; margin-top: 10px; } .sidebar-news { font-weight:500; } .sidebar-news-block { background: #f3f5f7; } .sidebar--f-l { padding-bottom: 15px; } .lazyloaded{ max-height: 450px; object-fit: contain; } .nocrop { object-fit: contain !important; } #buttonup { display: inline-block; background-color: #263238; width: 60px; height: 60px; text-align: center; border-radius: 4px; position: fixed; bottom: 30px; right: 30px; transition: background-color .3s, opacity .5s, visibility .5s; opacity: 0; visibility: hidden; z-index: 1000; padding: 12px; } #buttonup::after { font-size: 1em; line-height: 60px; color: #fff; } #buttonup:hover { cursor: pointer; background-color: #52585a; } #buttonup:active { background-color: #555; } #buttonup.show { opacity: 1; visibility: visible; } .btn-load-more { width:100%; } .entry-title { margin-top: 15px; } .yarpp-related h3 { padding: 0 17px!important; } .main-head--mb15 { margin-bottom: 15px!important } .videobutton{ background: rgb(210,23,3); background: linear-gradient(90deg, rgba(210,23,3,0.4) 0%, rgba(38,50,56,0.3) 73%); } .videobutton a:hover { color: #fff!important; } .article-link { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .article-link:hover { -webkit-filter: brightness(60%);} .top-news__main { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .top-news__main:hover { -webkit-filter: brightness(60%);} .video-list__img { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .video-list__img:hover { -webkit-filter: brightness(60%);}

Украина становится колонией Великобритании

Украина становится колонией Великобритании

Лондон намерен поддержать ВМС Украины поставками ракет и военных кораблей

По словам посла Украины в Великобритании Вадима Пристайко, скоро на Украине станет на два действующих военных корабля больше. Это будут два тральщика для борьбы с минной опасностью у побережья страны. Затем начнётся строительство ещё двух кораблей: один – на верфях Великобритании, второй – на Украине по технологиям, которые передадут британцы.

В октябре 2020 года Киев и Лондон подписали соглашение о стратегическом партнёрстве, одним из пунктов которого является обязательства британцев помочь с переоснащением украинского флота за счёт поставок ракетных катеров. Для финансирования проекта Лондон одолжит Киеву на 10 лет 1,25 млрд. фунтов стерлингов. Долги надо возвращать, и эти деньги Украине тоже придётся вернуть.

Британцы также осуществляют тренировочную миссию для украинских военнослужащих Orbital. Миссия действует с 2015 года, в её рамках прошла обучение 21 тысяча солдат ВСУ, и продлится она до марта 2023-го. Британские спецы учат их обращению с самодельными взрывными устройствами, навыкам медпомощи на поле боя и т. д. Всего по словам атташе по вопросам обороны посольства Великобритании на Украине Тима Вудза, Лондон тратит на Украину 40 млн фунтов стерлингов в год. Вудз прогнозирует, что до того, как на поставленных британцами катерах начнут службу обученные британцами украинские моряки, пройдёт не менее 2-3 лет.

Киевский режим преподносит военное сотрудничество с Великобританией как внешнеполитическое достижение на пути укрепления обороноспособности Украины. Лондон видит это по-другому. Британцы прославились в мире как эффективные колонизаторы и создатели «империи, над которой никогда не заходит солнце». Геополитическая природа британской государственности предполагает наступательную защиту интересов Великобритании в регионах, отдалённых от британских границ. Для Лондона весь мир как бы делится на несколько концентрических кругов. В середине — чувствительное ядро, то есть сама Великобритания; далее – ближайшие подступы к британским морским границам; затем – дальняя периферия, где Лондон и стремится сдерживать геополитических конкурентов, чтобы не подпустить их ближе.

Всё это подразумевает тонкую дипломатическую игру с целью создания военно-политических союзов ситуативного характера. Стратегическое партнёрство с Киевом тоже имеет ситуативный, то есть непостоянный, характер. Британцам важно не допустить усиления какого бы то ни было государства, способного соперничать с ними в Мировом океане.

Через Чёрное море лежит выход в Средиземноморье, а отсюда — в Атлантику, омывающую берега Великобритании. Именно поэтому Лондон не признаёт воссоединение Крыма с Россией, т. к. боится усиления России на море. Для контроля над Гибралтарским проливом, узким горлышком из Средиземного моря в Атлантический океан, британцы до сих пор оккупируют часть Испании, захваченную несколько столетий назад. Чтобы обеспечить безопасность со стороны Ирландии, которая потенциально может заключить союз с неугодным для Лондона государством, британцы оккупируют Северную Ирландию. И эта страна-колониалист на публике выражает беспокойство судьбой Украины! Вот уж поистине был прав Чемберлен, сказавший: «История экспансии английского господства является, пожалуй, наиболее безнравственной из всех известных в мировой истории… Всё, что мы слышим об Ирландии, Индии, Африке, Китае, Египте (можно добавить – и Украине. – Авт.) – всё это ложь».

Деланое сочувствие Лондона для Украины перед лицом «российской угрозы» – тоже ложь, потому что сама агрессия – ложь. За 7,5 года «российско-украинской войны», как называет Киев гражданскую войну на Донбассе, «агрессор» так и не соизволил напасть на свою жертву. А потому появление британских солдат у границ России, сиречь на Украине, это не ответ на «агрессию», а самая настоящая агрессия.

Всем понятно, что порционные поставки британцами кораблей и вооружения Киеву не превратят Украину в морскую державу. Лондону не выгодно заменять одного конкурента (Россию) другим. Цель поставок – не предоставление украинскому флоту возможности совершить модернизационный прорыв, а уравновесить силовой баланс между Россией и союзниками Великобритании.

Британская дипломатия накопила солидный исторический опыт в вербовке туземных военных кадров для защиты британских интересов в разных частях света. Британской короне служили индийские сипаи, африканские стрелки, гималайские гуркхи. Теперь в этом ряду стоят туземцы Украины. На полях Второй мировой погибли многие тысячи кенийских, угандийских, нигерийских солдат британской армии. И всё для того, чтобы Кения, Уганда, Нигерия продолжали находиться под колониальным владычеством Лондона долгие десятилетия после завершения войны. Пуштуны, сикхи, белуджи – список народов, поставленных британцами под ружьё, очень длинен. В наши дни под ружьё поставили украинцев. Своими костьми они должны обеспечить мировую гегемонию Великобритании.

После выхода из ЕС Лондон провозгласил доктрину Global Britain – Глобальной Британии. Такая Британия объявила зоной своих стратегических интересов чуть ли не всю планету. Избавившись от сковывающих её евросоюзовских ограничений, Великобритания спешит закрепиться в регионах, где раньше её не было, например на Украине. Об этом Лондон мечтал с начала ХХ века, когда классик британской геополитики сэр Хэлфорд Макиндер призывал признать самостийность Украины, чтобы с её территории вредить России.

Геополитические константы, которыми руководствуется Лондон во внешней политике, не меняются с того времени, как Великобритания стала колониальной империей. Лондон понимает, что если не ослабит конкурентов на далёких подступах, колониальная империя может рухнуть, превратив Великобританию в бедную среднестатистическую страну, потому как черпать ресурсы будет больше не откуда.

Глобальная Британия и самостийная Украина слишком разнокалиберные игроки, чтобы можно было говорить о равном партнёрстве. Украина находится во внешнеполитическом подчинении у Великобритании, и фарс с британской помощью украинским ВМС со временем закончится так же, как и предыдущие подобные колониальные проекты Лондона: когда британцы потеряют к истощённой Украине интерес, они уйдут по-английски.

Валентин Лесник, Одна Родина