Эсто'/></noscript> <style type= #content_rb_119478 { min-height:215px; } #content_rb_119475 { min-height:165px; } .code-block-1 { display:flex !important; clear: none !important; } .code-block-2 { display:flex !important; clear: none !important; } figure { padding: 0px; margin: 0px 0px 15px 0px; max-width: 100%; height: auto; } iframe { max-width: 100%; height: 500px; } @media screen and (max-width: 600px) { #content_rb_119478 { min-height:0px; height:0px; } #content_rb_119475 { min-height:0px; height:0px; } .player__container { width: 375px !important; height: 400px; } iframe { height: 250px; } } .player__container { width: 100% !important; height: 500px; } .single .all-news__inner .article { border-top: 1px solid #ccc; padding-top: 20px; margin-top: 10px; } .sidebar-news { font-weight:500; } .sidebar-news-block { background: #f3f5f7; } .sidebar--f-l { padding-bottom: 15px; } .lazyloaded{ max-height: 450px; object-fit: contain; } .nocrop { object-fit: contain !important; } #buttonup { display: inline-block; background-color: #263238; width: 60px; height: 60px; text-align: center; border-radius: 4px; position: fixed; bottom: 30px; right: 30px; transition: background-color .3s, opacity .5s, visibility .5s; opacity: 0; visibility: hidden; z-index: 1000; padding: 12px; } #buttonup::after { font-size: 1em; line-height: 60px; color: #fff; } #buttonup:hover { cursor: pointer; background-color: #52585a; } #buttonup:active { background-color: #555; } #buttonup.show { opacity: 1; visibility: visible; } .btn-load-more { width:100%; } .entry-title { margin-top: 15px; } .yarpp-related h3 { padding: 0 17px!important; } .main-head--mb15 { margin-bottom: 15px!important } .videobutton{ background: rgb(210,23,3); background: linear-gradient(90deg, rgba(210,23,3,0.4) 0%, rgba(38,50,56,0.3) 73%); } .videobutton a:hover { color: #fff!important; } .article-link { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .article-link:hover { -webkit-filter: brightness(60%);} .top-news__main { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .top-news__main:hover { -webkit-filter: brightness(60%);} .video-list__img { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .video-list__img:hover { -webkit-filter: brightness(60%);}

Эстония намекает ЕС на помощь в условиях энергетического кризиса

Эстония намекает ЕС на помощь в условиях энергетического кризиса

Европейский союз готовится к одной из самых непростых зим в своей истории. Такой точки зрения придерживается комиссар по энергетике Евросоюза, представительница Эстонии Кадри Симсон.

Издание REGNUM, ссылаясь на латвийское радио «Радио 4», передает заявление, которое сделали в Европейской комиссии. Все потребители с ужасом ждут зимы и понимают, что она может быть в этом году очень холодной.

«Волнение потребителей понятно и обоснованно. Наступает зима и для многих цены на электричество сейчас выше, чем когда-либо за последние десять лет», — сказала Симсон.

Ситуация на газовом рынке остается для Европы крайне тяжелой. Такую ситуацию она объяснила также и тем, что в Азии значительно вырос спрос на голубое топливо. Симсон обратилась к ЕС и призвала поддержать самых уязвимых потребителей.

Судя по всему, представитель прибалтийской Эстонии намекала на свою страну и ее соседей. Как правило, именно эти члены Евросоюза чаще других говорят о своей уязвимости. К тому же в ЕС они состоят не из-за внушительных экономических успехов, а из-за своего месторасположения у российских границ. Так что маловероятно, что они смогут справиться с газовым кризисом самостоятельно.

Симсон предложила несколько шагов, один из которых позволить потребителям отложить оплату счетов и ввести запрет и ввести запрет на отключение электричества или отопления. Кроме того, она предлагает ЕС вместе закупать газ, надеясь таким образом снизить цену от поставщиков.