В воспитании «защитников и защитниц» Украины делается ставка на чувство злобы и материальную заинтересованность

В воспитании «защитников и защитниц» Украины делается ставка на чувство злобы и материальную заинтересованность

День «защитников и защитниц» Украины отмечается официальным Киевом 14 октября вот уже несколько лет

Это памятная дата запрещенной и признанной в России экстремистской УПА. Какую еще идеологию Киев предлагает своим военным.

Равнение на ЕС

В календаре памятных и торжественных дат день Украинской повстанческой армии (УПА, организация признана экстремистской и запрещена в России) появился в 2014-м. Ранее действующих и бывших военнослужащих поздравляли, как и в России, 23 февраля. В том, 2014-ом, президент страны Петр Порошенко своим указом установил новое «свято» (праздник на украинском).

«Украина никогда больше не будет праздновать этот праздник по военно-историческому календарю соседней страны. Мы будем чествовать защитников своего Отечества, а не чужого!» – преподнес глава государства перенос даты как достижение.

Помимо символических жестов официальный Киев сделал и заявку в руководящих документах на противостояние с Россией. В военной доктрине страны, принятой в том же 2015-м, говорилось о преобразовании вооруженных сил для оперативной и технической совместимости с армиями НАТО. Этого предполагалось достичь к 2020 году.

В документе говорилось и о стремлении к членству в Европейском союзе и Североатлантическом альянсе. «Вооруженные Силы Украины (ВСУ) во взаимодействии с другими составляющими сектора безопасности и обороны будут придерживаться принятых в государствах − членах ЕС и НАТО стандартов относительно деятельности и распределения функций и основных задач», – говорилось в доктрине.

Противостояние с Москвой и ориентация на ЕС имело и идеологическую составляющую. Официальные лица в Киеве преподносили внутриукраинский конфликт в Донбассе как борьбу на стороне Европы против врага. Порошенко так прямо и говорил: «Мы уже играем важную роль по сдерживанию России на восточных рубежах НАТО. И мы сражаемся не только за себя. Мы сражаемся за всю Европу, демократию, свободу, Запад и западные ценности».

Это, если верить социологическим опросам, разделялось и значительной частью украинского общества. Среди некоторых добровольцев, которые пополняли не очень регулярные на первых порах или парамилитарные формирования, такая точка зрения также существовала – но, скорее, в изводе, который использовала пропаганда Третьего рейха: «за белую Европу».

Ультраправые и ультранационалистические настроения не всегда соответствовали тем формальным европейским ценностям, которые Киев был вынужден насаждать ради «пути в ЕС». Так проведение гей-парада – марша гордости ЛГБТ регулярно наталкивалось на противодействие «свидомых» (сознательных – Прим.ред.) граждан и прочих патриотов.

Но власти последовательно насаждали толерантность так, как ее предписывали в Брюсселе и Вашингтоне. В 2016-м Конгресс США отправил украинскому послу в Вашингтоне письмо, в нем была просьба обеспечить условия для «прайда» в Киеве. На Украине это было воспринято как директива: столичный мэр Виталий Кличко заявил, что ЛГБТ-марш городу нужен. Это прямо противоречило позиции националистов – те пообещали устроить на акции «кровавую кашу».

Против ЛГБТ выступали представители «Нацкорпуса» – движения, связанного с полком «Азов» Нацгвардии МВД Украины. Это специфическое подразделение, известное наличием неонацистов в своих рядах. В 2017-м заместитель командующего по работе с личным составом Национальной гвардии Ярослав Сподарь фактически признал присутствие «коричневых» в части.

Замполит утверждал, что наци и неоязычники – это просто любители прошлого. «Там нет никакого массового поклонения идолам, выдалбливания из дерева статуй Перуна и тому подобное. Другое дело, что «азовцы» интересуются историей — это нормально. Возможно, у них другие взгляды на национал-социалистические движения в Германии — это тоже нормально», — рассказывал Сподарь.

Диссонансом к словам замполита звучало сообщение о том, что бойцы «Азова» устроили на своей базе святилище Перуна.

Хотя ценности ЛГБТ в вооруженных сила встречали и сопротивление или, как минимум, неоднозначное отношение командования. Так представитель украинского Генерального штаба Богдан Сеник заявил, что информация о формировании из «ЛГБТ-людей, военных, специалистов, а также дружественных к ЛГБТ-движению лиц» подразделения, имеет российский след.

«Такие вещи создают специально для побуждения к предательству. А некоторые распространяют эту ахинею с целью дискредитации украинской армии и Вооруженных сил», — уверял представитель украинской армии.

Хотя об этой инициативе комплиментарный репортаж сделали отнюдь не российские СМИ, а «Немецкая волна». Журналисты сообщали, что идея сформировать подразделение, где геям и лесбиянкам было бы психологически комфортно, принадлежала ЛГБТ-командиру. «В командовании могут быть гомофобы, которые просто не дадут создать это подразделение, или же, даже если оно наберется, его будут «мариновать» где-то на тыловых позициях, чтобы люди захотели уйти. Ведь в основном на войну идут, чтобы воевать», – цитировало медиа Виктора Пилипенко, ЛГБТ-активиста.

«Мифы российской пропаганды»

Приводились в репортаже и цели таких как же Пилипенко, членов гей-сообщества – «развенчать мифы российской пропаганды», что на Украине победили ультраправые. Если в составе вооруженных сил есть ЛГБТ-взвод и военные не боятся делать каминг-ауты, то, дескать, разговоры о политическом экстремизме не имеют смысла.

Судя по странице «Военные ЛГБТ и наши союзники» гей-сообщество в ВСУ все так же не питает теплых чувство к ультраправым. Новость про расследование связи Львовской военной академии с националистической группировкой Centuria была прокомментирована так: «Наконец с пророссийской дрянью, которая втягивает молодежь в свои титуханофермы (ботофермы – Прим.ред.), начали заниматься на самом высоком уровне. Министерство обороны верно украинскому народу». То есть своих оппонентов, как часто бывает на Украине, пытаются обвинить в работе на Кремль.

России пытаются приписать ненависть к сексуальным меньшинствам. «Гомофобия – новое оружие Кремля», – такой пост был опубликован на страничке.

Летом 2021-го организаторы «Киев Прайда» напомнили, что ЛГБТ-сообщество воюют против непризнанных народных республик в Донбассе.

Впрочем, поддержка ЛГБТ в рядах вооруженных сил – не мейнстрим. И конфликт между сторонниками «традиций» и «европейских ценностей» не единственный в рядах украинской армии. Все же основная цель психологической подготовки украинских военнослужащих – привитие ненависти к России. Именно в таком ключе военный аналитик Александр Сурков и толковал реформы ВСУ.

Он объяснял, насколько важным был отказ от голубого берета в десанте, так как это могло способствовать солидарности с российскими военными. И, вообще, надо было отдалиться максимально от русских воинских традиций. «Потому что армия, которая зашла в 2014 год – это армия с несколькими гибридными идентичностями. Среди военных бытовали русские традиции «Господа офицеры…», пальчик тянут, горлышко ставят (…). К сожалению, они до сих пор есть, потому что это работает», – сокрушался эксперт.

Общение российских и украинских военных, вообще, плохо действует на последних, признал Сурков. «В 2014-м наши военные моряки фактически находились вместе с российским флотом [в Крыму], жили одной жизнью, имели весьма похожую форму – некоторым образом это поспособствовало тому, что многие отказались служить Украине», – напомнил эксперт обстоятельства вхождения полуострова в состав России.

Бывший военнослужащий ВСУ считает, что идеология в украинской армии сводится к насаждению культа Степана Бандеры (лидера признанной экстремистской и запрещенной в России ОУН-УПА) и ненависти к России. «Еще как-то выступала перед нами главный военный психолог. Сказала: «Ребята, вы водку с буторфанолом (опиодный анальгетик – Прим.ред) не мешайте. Вот тут аудитория отреагировала – у нас нормальных обезболивающих не было, все так взорвались, наорали на нее», – вспомнил собеседник Украины.ру.

А, в целом, украинские замполиты делают ставку на чувство злобы и материальную заинтересованность, хотя последнее не всегда работает – пришедшие служить по контракту нередко отказывались воевать, отмечает экс-военный.

Филипп Прокудин, Ukraina.ru