Ук'/></noscript> <style type= #content_rb_119478 { min-height:215px; } #content_rb_119475 { min-height:165px; } .code-block-1 { display:flex !important; clear: none !important; } .code-block-2 { display:flex !important; clear: none !important; } figure { padding: 0px; margin: 0px 0px 15px 0px; max-width: 100%; height: auto; } iframe { max-width: 100%; height: 500px; } @media screen and (max-width: 600px) { #content_rb_119478 { min-height:0px; height:0px; } #content_rb_119475 { min-height:0px; height:0px; } .player__container { width: 375px !important; height: 400px; } iframe { height: 250px; } } .player__container { width: 100% !important; height: 500px; } .single .all-news__inner .article { border-top: 1px solid #ccc; padding-top: 20px; margin-top: 10px; } .sidebar-news { font-weight:500; } .sidebar-news-block { background: #f3f5f7; } .sidebar--f-l { padding-bottom: 15px; } .lazyloaded{ max-height: 450px; object-fit: contain; } .nocrop { object-fit: contain !important; } #buttonup { display: inline-block; background-color: #263238; width: 60px; height: 60px; text-align: center; border-radius: 4px; position: fixed; bottom: 30px; right: 30px; transition: background-color .3s, opacity .5s, visibility .5s; opacity: 0; visibility: hidden; z-index: 1000; padding: 12px; } #buttonup::after { font-size: 1em; line-height: 60px; color: #fff; } #buttonup:hover { cursor: pointer; background-color: #52585a; } #buttonup:active { background-color: #555; } #buttonup.show { opacity: 1; visibility: visible; } .btn-load-more { width:100%; } .entry-title { margin-top: 15px; } .yarpp-related h3 { padding: 0 17px!important; } .main-head--mb15 { margin-bottom: 15px!important } .videobutton{ background: rgb(210,23,3); background: linear-gradient(90deg, rgba(210,23,3,0.4) 0%, rgba(38,50,56,0.3) 73%); } .videobutton a:hover { color: #fff!important; } .article-link { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .article-link:hover { -webkit-filter: brightness(60%);} .top-news__main { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .top-news__main:hover { -webkit-filter: brightness(60%);} .video-list__img { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .video-list__img:hover { -webkit-filter: brightness(60%);}

Украина подписала Соглашение об общем авиационном пространстве с ЕС: всегда ли открытое небо лучше закрытого?

Украина подписала Соглашение об общем авиационном пространстве с ЕС

Пока Федерация работодателей Украины стонет из-за убыточности более 90% предприятий из-за роста цен на газ, Зеленский поздравляет страну с подписанием Соглашения об общем авиационном пространстве с ЕС — то есть соглашения об «открытом небе»

Но открытое небо, как оказалось, не всегда лучше закрытого. Вернее, не для всех.

Небесная монополия

«Открытая» экономика для постсоветских стран обычно означает, что ее открывают для эксплуатации иностранным капиталом. Авиапространство — не исключение. Соглашение предполагает как возможность для любой страны Евросоюза выбирать любого перевозчика для полетов на Украину, так и приход европейских лоукостеров на украинские внутренние рейсы.

Соглашение было парафировано еще в 2013 году, но реально понадобилось только сейчас. Спрашивается, почему?

Украинские авиаперевозки монополизированы, как и весь основной мировой бизнес. Рыночной экономики в том смысле, в котором себе ее представляют либеральные экономисты, нигде в мире давно не существует.

На 2017 год 93% авиаперевозок, приходящихся на долю украинских компаний, осуществляли всего 5 фирм: МАУ Коломойского, «Роза ветров» тоже Коломойского (все, естественно, офшорные), Azur Air Ukraine (бывшая собственность российской Utair, с 2014 Azur Air летает в России), Atlasjet Украина (украинское подразделение турецкой компании) и «Браво». Причем МАУ, пожалуй, больше всех остальных, вместе взятых.

Если говорить о доле среди всех авиаперевозчиков, а не только украинских, то в 2018 в ТОП-3 оказались: МАУ (более 60 тысяч полетов), Turkish Airlines (около 30 тысяч), Belavia (около 16 тысяч). Остальное — мелочь, но даже там Polish Airlines, Wizz Air Hungary, «Роза ветров», турецкая Pegasus, Air Moldova, условно украинская Azur Air и Qatar Airways. То есть либо иностранцы, либо Коломойский. Причем Коломойский в два раза больше, чем ближайший конкурент.

Коломойский лучше, чем Лукашенко. А ЕС лучше, чем Коломойский

Авиабизнес на Украине ежегодно приносил выручки около 20 миллиардов гривен. Но началась пандемия, и украинцы перестали летать. А что самое главное, перестали летать европейцы.

По данным европейского оператора воздушного движения Eurocontrol, авиакомпании из ЕС, аэропорты и авиадиспетчерские службы потеряли в 2020 году в общей сложности около 56,2 миллиарда евро.

«Худший год для европейской авиации в истории» сократил количество рейсов с 11,1 млн до 5 млн, внутренний европейский трафик снизился на 54%, трафик между Европой и остальным миром — на 59%. Самым загруженным авиаперевозчиком оказался ирландский лоукостер Ryanair, который сократил активность на 59%. Простаивало около 50% всего европейского авиапарка. Катастрофа, не иначе.

Кризис всегда ведет к еще большей монополизации. Мелкие компании не выдерживают, а крупные имеют «золотой запас», чтобы некоторое время летать даже в убыток, но уничтожить конкурентов и занять весь рынок, который раньше или позже стабилизируется. Пандемия с нами надолго, но все же не навсегда. Гендиректор аэропорта «Борисполь» Павел Рябикин говорил: «У той же Ryanair я видел рейсы, где было 12-15 человек. Это только такие монстры как Ryanair, с таким большим запасом прочности, могут себе позволить возить воздух. Они так укрепляют позиции на рынке».

Конечно же в таких условиях европейские правительства решили поддержать свой бизнес, как всегда, за счет Украины и, что самое смешное, руками Украины. Первое, что сделали — с помощью санкций съели белорусскую государственную Belavia, которая вошла в ТОП-3 по итогам даже кошмарного 2020 года. Свято место пусто не бывает, и долю белорусов заняли украинские авиакомпании, то есть, прежде всего, фирмы Коломойского.

К середине лета 2021 года они, радостно потирая руки, вышли на 80% от докризисного уровня. А вот восстановление иностранных компаний оказалось более медленным — они вернули себе лишь 50% докризисных рейсов на Украине.

Коломойский Зеленскому, конечно, друг, но ЕС дороже. Поэтому самое время открыть украинские внутренние перелеты для европейских авиаперевозчиков. Почему так важны именно внутренние направления?

Европейцы не летят на Украину — они вообще никуда не летят

Посмотрим на самое экономически мощное государство ЕС — Германию. В 2020 году в условиях пандемии путешествовало лишь 37% жителей ФРГ. Люди сильно сократили количество поездок и особенно авиаперелетов. Немецких туристов в Египте и Тунисе стало на 80% меньше, чем в 2019 году. А ведь в этих странах курорты, прямо скажем, интереснее, чем на Украине, и сезон их функционирования гораздо больший.

Мало того, резко уменьшились поездки в Испанию (в том числе на Балеарские и Канарские острова), но зато возросла доля туристов в Австрии, Бельгии, Нидерландах, Польше, Дании — там, куда из Германии несложно добраться на личном автомобиле, чтобы во время пандемии минимально контактировать с другими людьми. А больше всего немцы стали ездить по самой Германии — 56% туристических поездок за 2020 год. В итоге Саксонию посетило больше народа, чем Турцию, а Гамбург — чем всю Францию.

Вопрос — что с этим делать немецким авиакомпаниям? Если Зеленский думает, что после подписания соглашения об «Открытом небе» Lufthansa массово повезет немцев на Украину, он ошибается.

Глава Госагентства по развитию туризма в Украине Марьяна Олеськив заявила, что в В 2019 году поступления от туристической отрасли составили 1,4 млрд долларов, а в 2020-м эта и так не огромная сумма уменьшилась на 70-85%, то есть превратилась почти в ничто. Особенно в масштабе мира, который за первые 10 месяцев 2020 года из-за карантинных ограничений потерял 935 млрд туристических долларов.

Олеськив вторит Государственное агентство развития туризма, которое утверждает, что в 2020 году Украина потеряла 60 млрд туристических гривен из-за пандемии. За первое полугодие 2021 Украина приняла на 75% меньше туристов, чем за тот же период 2019 года — всего полтора миллиона человек. Из этих полутора миллионов — 368 тысяч молдован, 198 тысяч русских (во время «войны»), 109 тысяч румын, 96 тысяч белорусов, 93 тысячи турок.

Более-менее существенную долю, хоть и гораздо меньшую, занимают туристы из Азербайдажана, Грузии, Армении, Израиля и США. Жители стран ЕС на Украину не особенно стремятся и, как мы уже выяснили, предпочитают во время пандемии внутренний автотуризм.

Маленький, но доступный

То есть «Открытое небо» в плане роста прибыли европейским авиакомпаниям от транспортировки европейцев на Украину сильно не выиграют, как не выиграет сама Украина от роста туризма. Нет предпосылок для роста. По словам Марьяны Олеськив, «украинцы составляют около 90% туристов Украины». Значит, почти все потенциальные клиенты авиакомпаний находятся внутри страны, а никак не в Евросоюзе.

«Укрзализныця» после нескольких лет «эффективного» управления известными персонажами находится в ужасающем состоянии и местами даже бастует. Конечно, европейские авиалоукостерам самое время появиться на украинском внутреннем рынке. Он не очень большой, но он есть и может занять хоть какую-то часть простаивающих в ЕС самолетов. Ну а Коломойскому, если он не изобретет какой-нибудь хитрый план, придется подвинуться.

Самое же обидное во всей этой истории, что Украине как государству вообще все равно, кто будет оказывать авиауслуги — «украинские» компании из офшоров, или напрямую европейские. Налогов от рокировки не будет ни больше, ни меньше. Зато теперь «Открытое небо» и летай куда хочешь на свои в лучшем случае 10-15 тысяч гривен в месяц. Венская опера ждет.

Павел Волков, Украина.ру