"П'/></noscript> <style type= #content_rb_119478 { min-height:215px; } #content_rb_119475 { min-height:165px; } .code-block-1 { display:flex !important; clear: none !important; } .code-block-2 { display:flex !important; clear: none !important; } figure { padding: 0px; margin: 0px 0px 15px 0px; max-width: 100%; height: auto; } iframe { max-width: 100%; height: 500px; } @media screen and (max-width: 600px) { #content_rb_119478 { min-height:0px; height:0px; } #content_rb_119475 { min-height:0px; height:0px; } .player__container { width: 375px !important; height: 400px; } iframe { height: 250px; } } .player__container { width: 100% !important; height: 500px; } .single .all-news__inner .article { border-top: 1px solid #ccc; padding-top: 20px; margin-top: 10px; } .sidebar-news { font-weight:500; } .sidebar-news-block { background: #f3f5f7; } .sidebar--f-l { padding-bottom: 15px; } .lazyloaded{ max-height: 450px; object-fit: contain; } .nocrop { object-fit: contain !important; } #buttonup { display: inline-block; background-color: #263238; width: 60px; height: 60px; text-align: center; border-radius: 4px; position: fixed; bottom: 30px; right: 30px; transition: background-color .3s, opacity .5s, visibility .5s; opacity: 0; visibility: hidden; z-index: 1000; padding: 12px; } #buttonup::after { font-size: 1em; line-height: 60px; color: #fff; } #buttonup:hover { cursor: pointer; background-color: #52585a; } #buttonup:active { background-color: #555; } #buttonup.show { opacity: 1; visibility: visible; } .btn-load-more { width:100%; } .entry-title { margin-top: 15px; } .yarpp-related h3 { padding: 0 17px!important; } .main-head--mb15 { margin-bottom: 15px!important } .videobutton{ background: rgb(210,23,3); background: linear-gradient(90deg, rgba(210,23,3,0.4) 0%, rgba(38,50,56,0.3) 73%); } .videobutton a:hover { color: #fff!important; } .article-link { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .article-link:hover { -webkit-filter: brightness(60%);} .top-news__main { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .top-news__main:hover { -webkit-filter: brightness(60%);} .video-list__img { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .video-list__img:hover { -webkit-filter: brightness(60%);}

«Перейдем на керосиновые лампы»: в Болгарии рассказали, куда заведёт «зелёная» политика ЕС

"Перейдем на керосиновые лампы": в Болгарии рассказали, куда заведёт "зелёная" политика ЕС

После того, как президент России Владимир Путин объявил, что Россия готова поставлять столько газа, сколько захотят европейские партнёры, читатели болгарского издания «Дневник», высказали всё, что они думают о сложившейся в европейской энергетике ситуации.

Как пишет издание ИноСМИ, Владимир Путин заявил, что Россия готова увеличить поставки газа в Европу, если та об этом попросит.

«Если нас просят еще, мы готовы увеличить еще, мы увеличиваем на столько, на сколько нас просят наши партнеры. Нет ни одного отказа», — добавил Путин.

Предложение российского президента, а также поведение самого Евросоюза вызвало горячее обсуждение среди болгарских пользователей Сети.

«По-моему, вопрос с российским газом нужно решать согласно принципам демократии — организовать всеобщий поименный опрос жителей городов и деревень ЕС: кто хочет российский газ — получит его, кто не хочет — не получит. Так все будут довольны и наступит всеобщее газовое счастье»;

 

«Газа много, крупных клиентов — тоже. Если европейцы хотят покупать газ по рыночной цене, они его получат. Но они, похоже, хотят покупать его по ценам 2018 г.»;

 

«Россия гарантировала себе европейский рынок на десятки лет вперед. Зеленой сделкой Европа прострелила себе ногу. В Болгарии через несколько лет мы закроем ТЭЦ «Марица», перейдем на керосиновые лампы и будем жечь старые покрышки, следуя примеру цыган»;

 

«Прежде чем отказываться от чего-либо, нужен рабочий резервный вариант. Глупо ликвидировать существующие производственные мощности, учитывая, что Европа не готова к энергетической независимости. Сейчас мы разгребаем последствия действий неграмотных или коррумпированных политиков. Что ж, рыночная экономика в действии: спрос превышает предложение — цены растут. Помните, сколько год назад стоила нефть? Вряд ли… Это были копейки. Почему? Ответьте сами»:

 

«Больше газа после признания Крыма, они же не дураки…»;

 

«Он предлагает, но Грета не хочет — будем топить дровами и закрывать предприятия», — с горкой иронией отмечают болгарские комментаторы.