Лавр'/></noscript> <style type= #content_rb_119478 { min-height:215px; } #content_rb_119475 { min-height:165px; } .code-block-1 { display:flex !important; clear: none !important; } .code-block-2 { display:flex !important; clear: none !important; } figure { padding: 0px; margin: 0px 0px 15px 0px; max-width: 100%; height: auto; } iframe { max-width: 100%; height: 500px; } @media screen and (max-width: 600px) { #content_rb_119478 { min-height:0px; height:0px; } #content_rb_119475 { min-height:0px; height:0px; } .player__container { width: 375px !important; height: 400px; } iframe { height: 250px; } } .player__container { width: 100% !important; height: 500px; } .single .all-news__inner .article { border-top: 1px solid #ccc; padding-top: 20px; margin-top: 10px; } .sidebar-news { font-weight:500; } .sidebar-news-block { background: #f3f5f7; } .sidebar--f-l { padding-bottom: 15px; } .lazyloaded{ max-height: 450px; object-fit: contain; } .nocrop { object-fit: contain !important; } #buttonup { display: inline-block; background-color: #263238; width: 60px; height: 60px; text-align: center; border-radius: 4px; position: fixed; bottom: 30px; right: 30px; transition: background-color .3s, opacity .5s, visibility .5s; opacity: 0; visibility: hidden; z-index: 1000; padding: 12px; } #buttonup::after { font-size: 1em; line-height: 60px; color: #fff; } #buttonup:hover { cursor: pointer; background-color: #52585a; } #buttonup:active { background-color: #555; } #buttonup.show { opacity: 1; visibility: visible; } .btn-load-more { width:100%; } .entry-title { margin-top: 15px; } .yarpp-related h3 { padding: 0 17px!important; } .main-head--mb15 { margin-bottom: 15px!important } .videobutton{ background: rgb(210,23,3); background: linear-gradient(90deg, rgba(210,23,3,0.4) 0%, rgba(38,50,56,0.3) 73%); } .videobutton a:hover { color: #fff!important; } .article-link { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .article-link:hover { -webkit-filter: brightness(60%);} .top-news__main { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .top-news__main:hover { -webkit-filter: brightness(60%);} .video-list__img { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .video-list__img:hover { -webkit-filter: brightness(60%);}

Лавров объяснил, почему в новой встречи «нормандской четверки» нет смысла

Лавров объяснил, почему в новой встречи «нормандской четверки» нет смысла

Глава Министерства иностранных дел России Сергей Лавров объяснил, почему РФ считает, что сейчас в новой встрече «нормандской четверки» нет никакого смысла.

По его словам, прежде чем переходить к новому этапу диалога, нужно выполнить уже принятые решения. Об этом сообщает портал «Украинская правда», ссылаясь на «Интерфакс-Украина».

«Меня, конечно, немножко удивило, что с такой напористостью наши западные коллеги продвигают возобновление «нормандского формата», не обеспечивая со своей стороны предыдущих решений», — сказал Лавров.

Дипломат обратил внимание, что решения, которые приняли на саммите в 2019 году, до сих пор не воплотили в жизнь. Кроме того, Европейский союз продолжает обострять отношения с Москвой. После саммита Украина-ЕС было сделано заявление, в котором РФ открыто назвали «агрессором».

«В очень грубых безапелляционных тонах от нас требуют выполнения Минских договоренностей, потому что, как там заявлено, мы являемся стороной этого документа… Это серьезно противоречит истине и противоречит даже таким двусмысленным заявлениями, которые нам делали эксперты Германии и Франции, в ответ на наш прямой вопрос, кто является сторонами Минских договоренностей», — подвел итог Лавров.