Бр'/></noscript> <style type= #content_rb_119478 { min-height:215px; } #content_rb_119475 { min-height:165px; } .code-block-1 { display:flex !important; clear: none !important; } .code-block-2 { display:flex !important; clear: none !important; } figure { padding: 0px; margin: 0px 0px 15px 0px; max-width: 100%; height: auto; } iframe { max-width: 100%; height: 500px; } @media screen and (max-width: 600px) { #content_rb_119478 { min-height:0px; height:0px; } #content_rb_119475 { min-height:0px; height:0px; } .player__container { width: 375px !important; height: 400px; } iframe { height: 250px; } } .player__container { width: 100% !important; height: 500px; } .single .all-news__inner .article { border-top: 1px solid #ccc; padding-top: 20px; margin-top: 10px; } .sidebar-news { font-weight:500; } .sidebar-news-block { background: #f3f5f7; } .sidebar--f-l { padding-bottom: 15px; } .lazyloaded{ max-height: 450px; object-fit: contain; } .nocrop { object-fit: contain !important; } #buttonup { display: inline-block; background-color: #263238; width: 60px; height: 60px; text-align: center; border-radius: 4px; position: fixed; bottom: 30px; right: 30px; transition: background-color .3s, opacity .5s, visibility .5s; opacity: 0; visibility: hidden; z-index: 1000; padding: 12px; } #buttonup::after { font-size: 1em; line-height: 60px; color: #fff; } #buttonup:hover { cursor: pointer; background-color: #52585a; } #buttonup:active { background-color: #555; } #buttonup.show { opacity: 1; visibility: visible; } .btn-load-more { width:100%; } .entry-title { margin-top: 15px; } .yarpp-related h3 { padding: 0 17px!important; } .main-head--mb15 { margin-bottom: 15px!important } .videobutton{ background: rgb(210,23,3); background: linear-gradient(90deg, rgba(210,23,3,0.4) 0%, rgba(38,50,56,0.3) 73%); } .videobutton a:hover { color: #fff!important; } .article-link { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .article-link:hover { -webkit-filter: brightness(60%);} .top-news__main { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .top-news__main:hover { -webkit-filter: brightness(60%);} .video-list__img { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .video-list__img:hover { -webkit-filter: brightness(60%);}

Британцы высмеяли идею напугать Россию армией ЕС у ее границ

Британцы высмеяли идею напугать Россию армией ЕС у ее границ

Жители Великобритании не одобряют размещение вооруженных сил Европейского союза у российских границ. Такую идею прокомментировали читатель Daily Express.

Издание РИА Новости сообщает, что в статье британской газеты говорится о том, что Брюссель рассматривает возможность создания военной миссии ЕС на Украине. Она, по его мнению, должна «противодействовать российской угрозе». По мнению журналистов, это должно повлиять на политику российского лидера Владимира Путина.

Однако читатели издания такую точку зрения не разделяют. Они уверены, что для РФ развертывание миссии вообще ничего не изменит. Гораздо вероятнее, что это будет опасным решением для самого ЕС.

«Это, конечно, звучит опасно. Вот, только не для Путина, а для всех остальных», — написал один комментатор.

Британцы предположили, что единственное, что может вызвать размещение войск ЕС у границ РФ — это смех. Кроме того, до конца так и не понятно, чем эта армия будет там заниматься. Действительно противостоять России она не может — ее военнослужащие остаются одними из самых сильных и профессиональных вооруженных сил в мире.

Многие отметили, что европейские силы будут абсолютно бесполезно без поддержки НАТО. Маловероятно, что кто-то из европейской части Альянса действительно рискнет обострить отношения с Москвой.