#content_rb_119478 { min-height:215px; } #content_rb_119475 { min-height:165px; } .code-block-1 { display:flex !important; clear: none !important; } .code-block-2 { display:flex !important; clear: none !important; } figure { padding: 0px; margin: 0px 0px 15px 0px; max-width: 100%; height: auto; } iframe { max-width: 100%; height: 500px; } @media screen and (max-width: 600px) { #content_rb_119478 { min-height:0px; height:0px; } #content_rb_119475 { min-height:0px; height:0px; } .player__container { width: 375px !important; height: 400px; } iframe { height: 250px; } } .player__container { width: 100% !important; height: 500px; } .single .all-news__inner .article { border-top: 1px solid #ccc; padding-top: 20px; margin-top: 10px; } .sidebar-news { font-weight:500; } .sidebar-news-block { background: #f3f5f7; } .sidebar--f-l { padding-bottom: 15px; } .lazyloaded{ max-height: 450px; object-fit: contain; } .nocrop { object-fit: contain !important; } #buttonup { display: inline-block; background-color: #263238; width: 60px; height: 60px; text-align: center; border-radius: 4px; position: fixed; bottom: 30px; right: 30px; transition: background-color .3s, opacity .5s, visibility .5s; opacity: 0; visibility: hidden; z-index: 1000; padding: 12px; } #buttonup::after { font-size: 1em; line-height: 60px; color: #fff; } #buttonup:hover { cursor: pointer; background-color: #52585a; } #buttonup:active { background-color: #555; } #buttonup.show { opacity: 1; visibility: visible; } .btn-load-more { width:100%; } .entry-title { margin-top: 15px; } .yarpp-related h3 { padding: 0 17px!important; } .main-head--mb15 { margin-bottom: 15px!important } .videobutton{ background: rgb(210,23,3); background: linear-gradient(90deg, rgba(210,23,3,0.4) 0%, rgba(38,50,56,0.3) 73%); } .videobutton a:hover { color: #fff!important; } .article-link { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .article-link:hover { -webkit-filter: brightness(60%);} .top-news__main { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .top-news__main:hover { -webkit-filter: brightness(60%);} .video-list__img { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .video-list__img:hover { -webkit-filter: brightness(60%);}

Юрий Селиванов: Каковы наставники, таков и ученик

Юрий Селиванов: Каковы наставники, таков и ученик

Современную Украину учит праведной жизни Европейский союз, который сам является мировым лидером в сфере коррупции и казнокрадства

В том, что европейский газовый кризис, тем или иным образом, но обязательно  скажется на отношениях между ЕС и украинским режимом, причем скажется самым неблагоприятным для Киева образом, мог сомневаться лишь тот, кто совершенно не понимает истинную природу отношений между этими двумя специфическими «партнерами». Ибо природа данных отношений с обеих сторон совершенно одинаковая и целиком своекорыстная, то бишь, проще говоря, шкурническая.

И когда Европе стало окончательно ясно, что не в меру затянувшаяся украинская свистопляска начинает серьезно бить по её собственному карману,   как её идиллические сопли «нового европейского братства» тут же просохли. И осталась только нарастающая головная боль от «этого невыносимого Киева», по вине которого у ЕС только одни проблемы и никакого релакса. Сигналы на эту животрепещущую тему нарастают день ото дня:

«Евросоюз разочарован застоем реформ на Украине, а президент страны Владимир Зеленский разочарован отсутствием перспектив вступления в ЕС, отношения между Брюсселем и Киевом охладели, пишет журналист швейцарского издания Neue Zurcher Zeitung Даниэль Штайнфорт. Штайнфорт пишет, что доклад, опубликованный Европейской счетной палатой в конце сентября, оказался сокрушительным, больше 20 лет «ЕС поддерживает страну в проведении политических реформ и борьбе с коррупцией, но, несмотря на все усилия, влияние олигархов и продажных госслужащих на Украине не уменьшилось ни на йоту», передает швецарское СМИ.»

В общем, в европах нынче сильно недовольны Киевом. Потому что, так или иначе,  но именно проект «Украина-анти-Россия» привел к тому положению, когда нынешний Евросоюз живет, по сути, в условиях чрезвычайной энергетической ситуации.

Конечно, никто и никогда Киеву это в глаза не скажет. Ибо говорить правду там вообще не принято. Поэтому нам в данном случае интересно, как именно европейские верхи мотивируют свое недовольство Украиной.

Сразу скажем – то, что касается «разочарования Евросоюза застоем реформ на Украине»,  следует сразу отнести к известному жанру «бла-бла-бла», который всегда применяется в тех случаях, когда об ином говорить вслух не следует. То есть об истинной подоплеке пристрастия ЕС к Украине.

Достаточно сказать, что про эти сложносочиненные «украинские реформы» Запад талдычит уже добрых тридцать лет  подряд. Но как бы киевские «музыканты» не садились, им всегда говорят одно и то же –  что они ни к черту не годятся.

А вот со вторым упреком – насчет «невмирущей» украинской коррупции действительно интересно.  И дело вовсе не в том, что её там нет, или киевские власти сильно преуспели в борьбе с этим злом.

Дело совсем в другом. А точнее в том, кто именно предъявляет такую претензию Украине.  А предъявляет её, ни кто иной, как Евросоюз, который сам погряз в самой махровой и безбрежной коррупции! Исчисляемой такими суммами денег, про которые киевские казнокрады даже в своих самых сладких снах мечтать не смеют.

Чтобы не быть голословным, приведем несколько экспертных справок из разных источников о масштабах коррупции в Европейском Союзе. И о том, как эта злокачественная опухоль росла там из года в год и превращала это транснациональное объединение в одну большую наднациональную коррупционную супермафию.

2013 год:

«Чтобы понять масштабы коррупции в ЕС, стоит обратиться к статистике компетентных европейских ведомств, осуществляющих государственные функции по противодействию коррупции. Последний совместный доклад европейского антикоррупционного агентства OLAF и директората юстиции Евросоюза содержит интересный и весьма конкретный вывод, который многим в России покажется шокирующим. «Коррупция в европейских структурах достигла небывалых масштабов. Если раньше годовой объем хищений из европейских фондов составлял сотни миллионов евро, то теперь он исчисляется миллиардами», – сказано в документе. Далее приведены конкретные цифры: «…от коррупции страны ЕС ежегодно теряют 323 млрд евро, что составляет почти одну треть предложенного ЕС семилетнего бюджета на 2014-2020 годы. Полицией и прокуратурой стран союза по статьям «Злоупотребление служебным положением» и «Взятка» в 2013 году возбуждено уже 67 800 уголовных дел». Это рекордное количество за всю историю ЕС.

В следующем 2014 году официальная цифирь размаха коррупционных злоупотреблений в ЕС каким-то волшебным образом сократилась почти в три раза. Но, мы то с вами понимаем, что таких чудес в природе просто не бывает. И всё это не более, чем эквилибристика с цифрами плюс острое желание самих еврокоррупционеров хотя бы символически «почистить перышки» от налипшей на них золотой пыльцы.

2014 год:

 «Европейская комиссия заявляет, что размах коррупции во всех 28 странах Евросоюза «поражает воображение» и обходится экономике ЕС ежегодно в 120 млрд евро. Европейский комиссар по внутренней политике Сесилия Мальстрём опубликовала статью в шведской газете Goeteborgs-Posten, в которой она предупреждает, что коррупция подрывает доверие к демократическим институтам, лишает финансовых ресурсов легальную экономику и помогает организованной преступности». Масштаб проблемы в Европе поражает воображение, хотя Швеция относится к числу стран, ситуация с коррупцией в которых относительно благополучна», — пишет Мальстрём. Согласно докладу, организованная преступность наиболее распространена в Болгарии, Румынии и Италии, но взяточничество и уклонение от налогов распространены во всех странах Евросоюза.»

Но вот прошло еще четыре года  и  коррупционные показатели «единой Европы» достигли очередной рекордной планки:

2018 год:

«Евросоюз ежегодно теряет €904 млрд из-за коррупции, что составляет свыше 5% его суммарного ВВП, который оценивается в 2018 году в €17 трлн. Об этом говорится в опубликованном в пятницу докладе Европейской партии «зеленых». «Мы оцениваем, что коррупция наносит удар по ВВП в масштабах всего Евросоюза в размере €904 млрд каждый год, что включает косвенные потери, в том числе потери от уплаты налогов и падение иностранных инвестиций», — говорится в документе.

В последние годы официальная статистика по коррупции в Евросоюзе  стала активно уводиться в тень. Поэтому у нас нет таких данных по состоянию на текущий год. Но сам  факт нарастающего сокрытия масштабов этого паневропейского бедствия говорит, как минимум, о новом историческом рекорде, явно перевалившем за один триллион уворованных евро.  А еще о том, что эта стыдная болезнь в случае с Евросоюзом совершенно неизлечима. И всё, что ему осталось это принимать обезболивающее. И, конечно же, учить Украину как ей бороться с этой напастью.

Но для того, чтобы эта учеба имела хоть какой-то смысл, самому учителю желательно показать пример избавления  от своей хворобы. Древние римляне в таких случаях говорили: « Мedice, cura te ipsum!» (Врач, исцелись сам!). Но в случае с Евросоюзом этот совет явно опоздал. Стоит ли удивляться, что при таких неизлечимых учителях, «успехи» Украины в борьбе с коррупцией не просто равны нулю, но и гораздо ниже этого показателя.  Недаром в народе говорят: «С кем поведешься, от того и наберешься!»

 Юрий Селиванов, специально для News Front