Туш'/></noscript> <style type= #content_rb_119478 { min-height:215px; } #content_rb_119475 { min-height:165px; } .code-block-1 { display:flex !important; clear: none !important; } .code-block-2 { display:flex !important; clear: none !important; } figure { padding: 0px; margin: 0px 0px 15px 0px; max-width: 100%; height: auto; } iframe { max-width: 100%; height: 500px; } @media screen and (max-width: 600px) { #content_rb_119478 { min-height:0px; height:0px; } #content_rb_119475 { min-height:0px; height:0px; } .player__container { width: 375px !important; height: 400px; } iframe { height: 250px; } } .player__container { width: 100% !important; height: 500px; } .single .all-news__inner .article { border-top: 1px solid #ccc; padding-top: 20px; margin-top: 10px; } .sidebar-news { font-weight:500; } .sidebar-news-block { background: #f3f5f7; } .sidebar--f-l { padding-bottom: 15px; } .lazyloaded{ max-height: 450px; object-fit: contain; } .nocrop { object-fit: contain !important; } #buttonup { display: inline-block; background-color: #263238; width: 60px; height: 60px; text-align: center; border-radius: 4px; position: fixed; bottom: 30px; right: 30px; transition: background-color .3s, opacity .5s, visibility .5s; opacity: 0; visibility: hidden; z-index: 1000; padding: 12px; } #buttonup::after { font-size: 1em; line-height: 60px; color: #fff; } #buttonup:hover { cursor: pointer; background-color: #52585a; } #buttonup:active { background-color: #555; } #buttonup.show { opacity: 1; visibility: visible; } .btn-load-more { width:100%; } .entry-title { margin-top: 15px; } .yarpp-related h3 { padding: 0 17px!important; } .main-head--mb15 { margin-bottom: 15px!important } .videobutton{ background: rgb(210,23,3); background: linear-gradient(90deg, rgba(210,23,3,0.4) 0%, rgba(38,50,56,0.3) 73%); } .videobutton a:hover { color: #fff!important; } .article-link { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .article-link:hover { -webkit-filter: brightness(60%);} .top-news__main { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .top-news__main:hover { -webkit-filter: brightness(60%);} .video-list__img { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .video-list__img:hover { -webkit-filter: brightness(60%);}

Тушение пожара бензином: Вашингтон решает судьбу Киева

Тушение пожара бензином: Вашингтон решает судьбу Киева

На следующей неделе Украину посетит министр обороны США Ллойд Остин

Однозначно проверить, что украинцы делают с американской помощью стоимостью 60 млн. долл., которая с необычайной пропагандистской помпой прибыла в Киев в минувшее воскресенье, 10 октября. Хотя, конечно, цели визита значительно шире.

Мистеру Остину важно знать, куда же пойдет дополнительное вооружение, уже названное «высокоточным», которое прибыло в рамках как договоренностей между президентами США и Украины Джо Байденом и Владимиром Зеленским в сентябре этого года, так и его, министра, апрельских обещаний оказать Украине «некоторую материальную поддержку». И это важно, ведь помимо этого Украина получает техническую военную помощь от Вашингтона на сумму 250 млн. долл. А всего после начала гражданской войны в Донбассе Украина получила материально-технической поддержки от США на общую сумму более 2 млрд. долл.

«Где деньги, Зин?» — вот в чем вопрос, как говорится под несколько иным углом.

Приедет министр не один, а с внушительной командой. И уже одно это говорит, что визит — многоплановый по своим задачам. «Министр и его команда будут готовиться к поездке в Европу на следующей неделе. Они посетят Грузию, Украину, Румынию. Министр завершит это важное турне в Брюсселе с союзниками и партнерами, на встрече министров стран НАТО», — приоткрыл частично завесу тайны визита во вторник на брифинге представитель Пентагона Джон Кирби.

Для начала это, конечно же, подспорье визиту в Москву замгоссекретаря США Виктории Нуланд, во время которого, по мнению многих, США должны определиться, что же им делать с Украиной. Или до максимума задирать ставки и максимально капитализировать украинский актив, пичкая его оружием, превращая в антироссийский таран, на все безропотно готовый, и пугая им Россию. Или же обсудить с Россией условия отползания США из Украины, чтобы оно (отползание) не походило на недавний американский исход из Афганистана.

Расчет американцев был пренебрежительно высокомерен и прост: чем больше они напичкают Украину, тем сильнее они напугают Россию, а, значит, тем быстрее она пойдет на уступки в нужных США вопросах.

Но США просчитались. Ибо однозначно нарвались на предварительный удар, очень похожий на встречную артиллерийскую разведку боем перед наступлением врага. Как в 1943 году на Курской дуге, когда советские войска, упреждая немецкое наступление, отутюжили снарядами передовые части врага, расстроили их и даже задержали наступление.

Так и здесь: зампредсовбеза России Дмитрий Медведев аккурат накануне визита Нуланд опубликовал статью в газете «КоммерсантЪ» о том, почему бессмысленны контакты с нынешним украинским руководством, где однозначно сказал: Россия больше не потерпит дальнейшего переформатирования Украины в АнтиРоссию и уж тем более науськивания ее на Россию или на Донбасс. И Нуланд эта идея была донесена. Замглавы МИД Сергей Рябков, скорее всего, вкратце, рассказал, что случится с Украиной, если она полезет. Потом помощник президента России Юрий Ушаков мягко подтвердил, что статья Медведева не чужда и Кремлю, и Владимиру Путину. Ну, а замглавы администрации президента России Дмитрий Козак, ответственный за украинское направление, доходчиво объяснил, что и как все может случиться, если Украина чрезмерно и агрессивно активизируется.

И Нуланд, которая явно ехала в Москву на разведку, держа в голове идею «поприжать Путина», сама оказалась зажатой пониманием того, что из двух-трех подходов российской правящей элиты к Украине Россия выбрала самый прагматичный, но жесткий вариант.

Если брать очень схематично, то к Украине в России бытовали и бытуют три главных подхода. Первый — умиротворенно-благостный, ретроспективный очень выгодный для украинских властей — не замечать русофобские проделки правящего в Киеве режима. Делать вид, что ничего страшного не происходит и развивать отношения в прежней парадигме то ли «единого народа», то ли «двух братских народов». И при этом «греть руки» при двухсторонней торговле по не очень чистым схемам.

Второй — диаметрально противоположный, воинственно-патриотичный: не терпеть украинские выкрутасы ни минуты, а массированным ударом разгромить русофобские власти в Киеве, загнать их за Можай, а Украину вернуть себе. Всю или бОльшую ее часть, отдав отвалившееся Польше, Венгрии, Румынии, которые уже лелеют планы территориальных претензий к Украине.

Третий — прагматично-выжидательный: либо обложить Украину санкциями, либо оставить, все как есть, и молчаливо ждать, что все образуется само собой. То есть либо Украина одумается и вернется к прагматизму в отношениях с Россией, либо сама выгниет под грузом своих внутренних проблем и гнилым яблоком упадет к подножию Кремля. И тогда ее можно будет взять голыми руками, без лишних затрат.

Теперь же российская правящая элита, как кажется из статьи Медведева, все же поняла главное:

— пожар на Украине, превращение ее в русофобскую АнтиРоссию — это пожар в российской предбаннике или, если хотите, уже в сенях;
— если уж Россия что-либо и должна, то не украинцам и Украине, которые уже до совершенства довели свои попрошайнические навыки на всех уровнях и государственное тунеядство с иждивенчеством за чужой счет, а забрать ее всю, повторяю, всю Украину себе. И не в Збигневе Бжезинском, который говорил, что Россия как сверхдержава невозможна без Украины, тут дело. На Украине для России находится ее первородство и историческое лежбище в Киеве — матери городов русских, откуда, как гласит камень на Киевской княжьей или Старокиевской горе, и «пошла русская земля».

Нет никакой уверенности, что Нуланд что-либо из этого поняла и приняла какое-то решение. Это не её уровень и не в её компетенции. Но то, что она передаст общий настрой в Вашингтон, это факт.

Ну а министр Остин по итогам своего визита в Киев ей поможет. И с Украиной как-то да поступят. Либо оставят в покое, как замороженный актив. Либо все же пошлют в бой и тем самым фактически прикончат. Либо обменяют на торгах на какие-то другие предложения США. В последнее верится с трудом, но в реал-политике ведь все бывает. Тем более что украинские постмайданные власти после госпереворота 2014 года сами достали Россию и ее власти своей русофобией дальше некуда.

Но ведь и это еще не все с визитом Остина — он может дать и другие наводки относительно американских планов в Европе вообще, и по Украине в частности. Американский министр же, кроме Украины, поедет, что называется, по границам «свободного мира» — в Румынию, стране-члене НАТО, где уже стоят американские ракеты, а также в Грузию, где тоже давно планируется как-то конкретно обозначить американское военное присутствие в виде баз или каких-то центров.

Более того, тут обращает на себя внимание тот факт, что Остин побывает там, где Запад активно выступает против российского присутствия. В Румынии, граничащей в Молдовой, это Приднестровская Молдавская Республика (ПМР), где есть российская военная база и склады с вооружением. В Грузии это Южная Осетия и Абхазия.

Вот вольно или невольно получается, что Остин лично проверит, как чувствует себя и на что годно так называемое «ассоциированное трио» и Украины, Грузии, Молдавии, которые аж из штанов выпрыгивают — так хотят в НАТО и Евросоюз.

Вот Евросоюз и сверил часы с Киевом на недавнем XXIII саммите Украина-ЕС. А министр Остин на заседании глав оборонных ведомств стран НАТО в Брюсселе 21-22 октября 2021 года проверит другую — военную — готовность региона к выполнению американских хотелок, если они еще актуальны в этой части Европы. Тем более, что МИД России и здесь высказал свою главную мысль: поставки вооружений США на Украину в свете урегулирования конфликта в Донбассе — это то же самое, что тушение пожара бензином.

Владимир Скачко, Украина.ру