Яп'/></noscript> <style type= #content_rb_119478 { min-height:215px; } #content_rb_119475 { min-height:165px; } .code-block-1 { display:flex !important; clear: none !important; } .code-block-2 { display:flex !important; clear: none !important; } figure { padding: 0px; margin: 0px 0px 15px 0px; max-width: 100%; height: auto; } iframe { max-width: 100%; height: 500px; } @media screen and (max-width: 600px) { #content_rb_119478 { min-height:0px; height:0px; } #content_rb_119475 { min-height:0px; height:0px; } .player__container { width: 375px !important; height: 400px; } iframe { height: 250px; } } .player__container { width: 100% !important; height: 500px; } .single .all-news__inner .article { border-top: 1px solid #ccc; padding-top: 20px; margin-top: 10px; } .sidebar-news { font-weight:500; } .sidebar-news-block { background: #f3f5f7; } .sidebar--f-l { padding-bottom: 15px; } .lazyloaded{ max-height: 450px; object-fit: contain; } .nocrop { object-fit: contain !important; } #buttonup { display: inline-block; background-color: #263238; width: 60px; height: 60px; text-align: center; border-radius: 4px; position: fixed; bottom: 30px; right: 30px; transition: background-color .3s, opacity .5s, visibility .5s; opacity: 0; visibility: hidden; z-index: 1000; padding: 12px; } #buttonup::after { font-size: 1em; line-height: 60px; color: #fff; } #buttonup:hover { cursor: pointer; background-color: #52585a; } #buttonup:active { background-color: #555; } #buttonup.show { opacity: 1; visibility: visible; } .btn-load-more { width:100%; } .entry-title { margin-top: 15px; } .yarpp-related h3 { padding: 0 17px!important; } .main-head--mb15 { margin-bottom: 15px!important } .videobutton{ background: rgb(210,23,3); background: linear-gradient(90deg, rgba(210,23,3,0.4) 0%, rgba(38,50,56,0.3) 73%); } .videobutton a:hover { color: #fff!important; } .article-link { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .article-link:hover { -webkit-filter: brightness(60%);} .top-news__main { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .top-news__main:hover { -webkit-filter: brightness(60%);} .video-list__img { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .video-list__img:hover { -webkit-filter: brightness(60%);}

Японцы осудили «ультиматум» Токио России

Японцы осудили «ультиматум» Токио России

Большинство читателей портала Yahoo News Japan негативно восприняли заявление нового премьера страны Фумио Кисиды, который пообещал вести с Россией переговоры по поводу передачи всех островов Курильской гряды, сообщает РИА Новости.

Ранее Кисида провел свой первый телефонный разговор с президентом России Владимиром Путиным. По словам премьера, Токио намерен работать над мирным договором с Москвой, однако его «не будет без разрешения территориального вопроса».

По мнению читателей японского портала, это бессмысленная затея, так как подобные заявления могут снова испортить отношения Токио и Москвы. Кроме того, выгоду от такой позиции получат только Соединенные Штаты.

«Да хватит нам и двух островов — Хабомаи и Шикотана. Итуруп и Кунашир — это уже затея американцев? Это им нужны эти острова!»

 

«Жду не дождусь от Японии хотя бы одного шага, который сделает ее чуть менее зависимым от Америки псом!»

 

«Надо же, как Кисида расхрабрился. А я думаю, что нам не то что четыре острова, нам и два-то не вернуть! С Россией это пустая трата времени. Исходить нужно из того, что Путин просто поздравил Кисиду с избранием премьером — вот и все»