В Бр'/></noscript> <style type= #content_rb_119478 { min-height:215px; } #content_rb_119475 { min-height:165px; } .code-block-1 { display:flex !important; clear: none !important; } .code-block-2 { display:flex !important; clear: none !important; } figure { padding: 0px; margin: 0px 0px 15px 0px; max-width: 100%; height: auto; } iframe { max-width: 100%; height: 500px; } @media screen and (max-width: 600px) { #content_rb_119478 { min-height:0px; height:0px; } #content_rb_119475 { min-height:0px; height:0px; } .player__container { width: 375px !important; height: 400px; } iframe { height: 250px; } } .player__container { width: 100% !important; height: 500px; } .single .all-news__inner .article { border-top: 1px solid #ccc; padding-top: 20px; margin-top: 10px; } .sidebar-news { font-weight:500; } .sidebar-news-block { background: #f3f5f7; } .sidebar--f-l { padding-bottom: 15px; } .lazyloaded{ max-height: 450px; object-fit: contain; } .nocrop { object-fit: contain !important; } #buttonup { display: inline-block; background-color: #263238; width: 60px; height: 60px; text-align: center; border-radius: 4px; position: fixed; bottom: 30px; right: 30px; transition: background-color .3s, opacity .5s, visibility .5s; opacity: 0; visibility: hidden; z-index: 1000; padding: 12px; } #buttonup::after { font-size: 1em; line-height: 60px; color: #fff; } #buttonup:hover { cursor: pointer; background-color: #52585a; } #buttonup:active { background-color: #555; } #buttonup.show { opacity: 1; visibility: visible; } .btn-load-more { width:100%; } .entry-title { margin-top: 15px; } .yarpp-related h3 { padding: 0 17px!important; } .main-head--mb15 { margin-bottom: 15px!important } .videobutton{ background: rgb(210,23,3); background: linear-gradient(90deg, rgba(210,23,3,0.4) 0%, rgba(38,50,56,0.3) 73%); } .videobutton a:hover { color: #fff!important; } .article-link { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .article-link:hover { -webkit-filter: brightness(60%);} .top-news__main { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .top-news__main:hover { -webkit-filter: brightness(60%);} .video-list__img { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .video-list__img:hover { -webkit-filter: brightness(60%);}

В Британии высмеяли главу «Нафтогаза» за критику «Северного потока-2»

В Британии высмеяли главу «Нафтогаза» за критику "Северного потока-2"

Пытаясь повлиять на решение европейских структур по запуску нового газопровода, Юрий Витренко заявил, что российский газ усиливает раскол Европы и представляет для нее «угрозу».

Как пишет Русская Весна, читатели британской The Times, в которой было приведено высказывание главы НАК «Нафтогаз», высмеяли заявление Витренко.

«Угрозу эту создала Украина. Та самая страна, которая лишится доходов от газового транзита, идущего через ее территорию, когда будет запущен обходящий ее стороной новый трубопровод», — написал читатель под ником grumpy old.

 

«Похоже, Украине не нравится „Северный поток”», — сыронизировал MountErebus.

 

«И “Южный” ей тоже не нравится. Она от него ничего не получает», — ответил ему Username Mk2.

При этом простые британцы отметили, что руководитель любого государства должен прежде всего заботиться о благе своей страны, а не о мифических коллективных интересах.

«Мне просто интересно, какое из этих утверждений верно? А. Для Джо Байдена Америка прежде всего. Б. Для Макрона Франция прежде всего. В. Для Бориса Джонсона Британия прежде всего. Г. Для Путина Россия прежде всего. Ответив на этот вопрос, спросите себя, хотите ли вы, чтобы ваш лидер на 100% был за свою страну и за своих граждан», — подвёл итог дискуссии пользователь Mud Guru.