Офш'/></noscript> <style type= #content_rb_119478 { min-height:215px; } #content_rb_119475 { min-height:165px; } .code-block-1 { display:flex !important; clear: none !important; } .code-block-2 { display:flex !important; clear: none !important; } figure { padding: 0px; margin: 0px 0px 15px 0px; max-width: 100%; height: auto; } iframe { max-width: 100%; height: 500px; } @media screen and (max-width: 600px) { #content_rb_119478 { min-height:0px; height:0px; } #content_rb_119475 { min-height:0px; height:0px; } .player__container { width: 375px !important; height: 400px; } iframe { height: 250px; } } .player__container { width: 100% !important; height: 500px; } .single .all-news__inner .article { border-top: 1px solid #ccc; padding-top: 20px; margin-top: 10px; } .sidebar-news { font-weight:500; } .sidebar-news-block { background: #f3f5f7; } .sidebar--f-l { padding-bottom: 15px; } .lazyloaded{ max-height: 450px; object-fit: contain; } .nocrop { object-fit: contain !important; } #buttonup { display: inline-block; background-color: #263238; width: 60px; height: 60px; text-align: center; border-radius: 4px; position: fixed; bottom: 30px; right: 30px; transition: background-color .3s, opacity .5s, visibility .5s; opacity: 0; visibility: hidden; z-index: 1000; padding: 12px; } #buttonup::after { font-size: 1em; line-height: 60px; color: #fff; } #buttonup:hover { cursor: pointer; background-color: #52585a; } #buttonup:active { background-color: #555; } #buttonup.show { opacity: 1; visibility: visible; } .btn-load-more { width:100%; } .entry-title { margin-top: 15px; } .yarpp-related h3 { padding: 0 17px!important; } .main-head--mb15 { margin-bottom: 15px!important } .videobutton{ background: rgb(210,23,3); background: linear-gradient(90deg, rgba(210,23,3,0.4) 0%, rgba(38,50,56,0.3) 73%); } .videobutton a:hover { color: #fff!important; } .article-link { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .article-link:hover { -webkit-filter: brightness(60%);} .top-news__main { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .top-news__main:hover { -webkit-filter: brightness(60%);} .video-list__img { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .video-list__img:hover { -webkit-filter: brightness(60%);}

Офшорный мотив: у «покушения» на Шефира появилась еще одна версия

Офшорный мотив: у «покушения» на Шефира появилась еще одна версия

Не так давно на Украине произошло покушение на советника Зеленского Сергея Шефира, который ранее выступал его бизнес-партнером

Машину Шефира расстреляли в сельской местности под Киевом, ранив водителя, но не задев самого Шефира.

По этому поводу заявлялось, что, возможно, Шефира хотели «предупредить», но о чем именно – не говорилось. Ну а затем снова во всем обвинили ФСБ и Путина, и все потонуло в традиционном украинском балагане про «войну с Россией», которой на Украине можно объяснить все что угодно. И так бы эта история и тянулась, но тут люди Сороса слили большой пакет документов об офшорной коррупции, где фигурировал в том числе и Зеленский. Украинское издание «Страна.ua» приводит следующие подробности:

«1. На Зеленского и его партнёров зарегистрированы оффшорные фирмы. При этом Зеленский перед выборами из них вышел (переписав их преимущественно на Сергея Шефира), но дивиденды все равно фирма его семьи продолжила получать, что может указывать на фиктивность выхода из совладельцев офшорной компании.

2. На счета этих фирм начиная с 2012 года структуры олигарха Игоря Коломойского перечислили $40 млн.

3. Как минимум, это означает, что Зеленский скрывал свои доходы в офшорах, чтобы не платить налоги на Украине (к слову, Зе-команда продолжает это делать и сейчас, когда Зеленский — президент, так как офшоры по-прежнему функционируют).

4. Ситуация может быть гораздо хуже, поскольку перечислившие $40 млн компании — те самые, которые фигурируют в деле о выводе средств из Приватбанка и их отмывании. То есть вполне может быть, что фирмы Зеленского были участниками схемы по отмыванию средств Приватбанка. На это, в частности, указывает нетипичное для обычных коммерческих транзакций (если бы, например, Коломойский платил просто за концерты «Вечернего Квартала» на «1+1″) количество посредников и то, что деньги шли на пополнение уставного капитала.

5. Сергей Шефир купил и оформил на себя очень дорогие квартиры в Лондоне».

Также стоит отметить, что трастовым владельцем офшора, через который Зеленский и Шефир отмывали деньги, полученные от Коломойского, был нынешний глава СБУ Баканов.

А теперь обращаемся к комментариям группы расследователей по поводу Украины. По их словам, они обращались за комментарием (еще до публикации расследования) к Зеленскому и Шефиру, но ответа не получили, что вполне ожидаемо, так как если подтвердить эти данные, то это фактически означает признание в преступлении. А если опровергнуть заранее, а потом получить публикацию реальных документов, это будет выглядеть как разоблачение лжецов. Поэтому по понятным причинам Зеленский это не комментировал (сейчас, конечно, придется).

Но интересно другое. Как раз накануне публикации досье об отмывании денег Зеленского в офшорах на Украине расстреливают машину человека, на которого Зеленский формально переписал свои акции, а расследует расстрел машины Шефира владелец трастового фонда, которому этот офшор принадлежит.

Разумеется, возникают подозрения, что Шефира могли попытаться либо «предупредить», либо убрать, чтобы он после публикации документов об офшоре Зеленского и деньгах Коломойского не болтал лишнего. Стоит отметить, что уже в первые дни после покушения на Шефира версия о причастности Зеленского действительно всплывала в социальных сетях и некоторых публикациях, но ее слабым местом был мотив. После публикации документов о связывающем Зеленского, Шефира, Баканова и Коломойского офшоре мотив выглядит вполне реалистично.

При этом в данном случае Россию будет проблематично обвинить, так как документы вываливает структура, финансируемая «Фондом Сороса»*, который, прямо скажем, нежных чувств к России не питает и помимо Зеленского также разоблачает некоторых российских чиновников и миллиардеров, имеющих недвижимость и деньги за границей.

В любом случае данная история наглядно показывает, чего стоила предвыборная болтовня Зеленского про борьбу с офшорами. Как и во многих других случаях, в рамках своей «борьбы» Зеленскому надо начать с себя, но, судя по всему, если он что-то и предпринимал по поводу офшора, то разве что пытался замести следы и мог быть причастен к попытке убийства своего подельника по отмыванию денег, полученных от Коломойского.

Борис Рожин, Аналитическая служба Донбасса

*- деятельность организации в России признана нежелательной