Суть постмайданного украинского государства – это фашизм

Суть постмайданного украинского государства – это фашизм

Понятия «фашизм», «нацизм» и «бандеровщина» не одинаковы, а тесно переплетены между собой

Если к вождизму и тоталитаризму итальянского фашизма добавить ультранационализм и расовую доктрину, получится немецкий нацизм. А если уточнить, что ультранационализм именно украинский, получим бандеровщину.

Украинский ультранационализм заявил о себе ещё в начале ХХ века, когда Николай Михновский в своём манифесте «Самостийна Украина» озвучил требования украинских радикалов: «Украина — для украинцев!», «Выгони отовсюду с Украины чужаков-угнетателей», «Не бери себе жену из чужаков…» и тому подобное.

После наступившего в результате целого ряда ошибок тогдашнего правительства распада Российской империи было создано (не без участия того же Михновского и других радикальных украинофилов) украинское государство, вскоре попавшее под немецкий протекторат, напоминает постоянный автор издания Украина.ру, автор книги «Четвёртая власть Третьего Рейха» Константин Кеворкян.

Там были весьма сильны националистические, укранизаторские тенденции, что давало право этническому украинцу Нестору Махно назвать это правительство не иначе, как «украинскими шовинистами».

После окончания Первой мировой войны в Европе и Гражданской войны в России в эмиграции оказалось множество этих шовинистов времён Центральной Рады, Гетманата и Директории. В числе их были видные деятели украинской самостийности Дмитрий Донцов и Евгений Коновалец, которые со временем сыграли огромную роль в принятии на вооружение украинским национализмом идеологии фашизма, а позже и нацизма.

Уже в 1922 году в своей статье о Лесе Украинке Донцов солидаризировался с только что победившим в Италии фашизмом Муссолини и не раз повторял мысль о тождественности своих взглядов с ним. Его главная книга «Национализм», ставшая своего рода Библией украинских националистов, вся пропитана идеями фашизма и тоталитаризма.

Одним из главных требований Донцова было отречение от гуманизма ради «национальной идеи». Законченную форму учение Донцова приняло по мере расцвета гитлеризма, Донцов же стал и первым переводчиком «Майн Кампф» на украинский язык. Он учил своих почитателей сознательной аморальности, безжалостности, антигуманизму — во имя превосходства «своей нации».

А другой теоретик украинского национализма — Николай Сциборский — писал: «Фашизм — это прежде всего национализм — любовь к своей родине и патриотические чувства, доведенные до самоотречения и культа жертвенного фанатизма».

Но кроме теоретиков были и практики, отмечает Константин Кеворкян. В 1929 году под руководством бывшего офицера австро-венгерской армии Евгения Коновальца из разрозненных организаций украинской эмиграции (в частности, Союза украинских фашистов) была создана единая Организация Украинских Националистов, которая получила организационную и финансовую помощь Германии и вскоре стала младшим партнёром гитлеровских спецслужб.

На содержание ОУН* из партийной кассы нацистской партии ежемесячно выделялось 40 000 рейхсмарок, отдельные выплаты осуществляли также германский генштаб и гестапо. Всё движение украинских националистов находилось в тесной связи с Третьим Рейхом, исповедовало идентичную идеологию, тысячи его активистов вполне сознательно надели гитлеровскую форму, считая себя правоверными нацистами.

ОУНовцы дошли до того, что назначенное ими официальным приветствие «Слава Украине/Героям Слава!» должно было сопровождаться принятым у фашистов «римским приветствием», то есть зигованием. Из украинских рекрутов были укомплектованы различные формирования гитлеровской армии. В частности, абверовские батальоны «Роланд» (имени Петлюры и Коновальца) и «Нахтигаль» (имени Бандеры).

Гитлеровские войска сопровождали специальные «походные группы ОУН», созданные для пропагандистской работы и полицейских зачисток, а чудовищный многодневный погром во Львове летом 1941 году получил глумливое название «Дней памяти Петлюры».

В те трагические дни по всему городу были развешаны ОУНовские воззвания: «Народ! Знай! Москва, Польша, Мадьяры, Жидва — это твои враги! Ляхов, жидов, коммунистов уничтожай без милосердия!» Наибольшее количество жертв Холокоста пришлось именно на регион Западной Украины — почти миллион человек (только во Львовской области 260 тысяч убитых), и немалая часть этих жертв на совести палачей с нынешней украинской государственной символикой на форме и нарукавных повязках.

Кеворкян напоминает, что примеров слияния гитлеровцев и украинских националистов в служении нацистскому злу сотни — от истребления при участии «Буковинского куреня» мирных людей в Бабьем Яру до кровавых преступлений на территории Белоруссии гитлеровских шуцманшафтов — набранных из украинских националистов и военнопленных полицейских батальонов.

От издания подстрекательских оккупационных листков, в которых сотрудничали многие «классики» (типа Уласа Самчука, Аркадия Любченко, Ивана Багряного, Юрия Шевелева), до принимавших присягу личной верности Гитлеру добровольцев дивизии ваффен-СС «Галичина».

Все разговоры, будто СС в данном случае якобы расшифровывается как «Сичевые Стрельцы», абсолютная и наглая ложь.

Еще одна наглая ложь, по словам Кеворкяна, — миф о том, будто воевали на два фронта: и против нацистов, и против Красной армии.

«Вермахт до своих последних дней оставался грозным противником даже для противостоящих ему регулярных частей трёх самых сильных держав той эпохи, потому выдавать за полноценное участие в борьбе с ним несколько мелких стычек со своими вчерашними благодетелями — нелепо.

Тем более, что именно гитлеровцы снабжали бандеровцев оружием и боеприпасами», — рассказывает Константин Кеворкян.

По его словам, когда говорят, что лидер ОУН Степан Бандера на некоторое время был немцами арестован, обычно забывают уточнить — а кто его потом выпустил на волю и зачем?

«Вождистская, фашистская структура ОУН нуждалась в эффективном руководстве для партизанской войны в тылу советских войск, а командующий повстанческой армией бывший гитлеровский офицер Шухевич пользовался куда меньшим авторитетом среди националистов, нежели «официальный лидер» Бандера», — заявил Кеворкян.

С этой же целью — продолжения борьбы с Советским Союзом — украинские националисты позже были подобраны американцами. Это позволило в послевоенные годы Организации Украинских Националистов сохранить фактически в неприкосновенности свою иерархию, традиции, идеологию, включая «гордость за подвиги» эпохи Второй мировой войны.

Из семей коллаборационистов вышли ставшие знаменитыми на нынешней Украине Катерина Чумаченко (жена президента Ющенко) и Роман Зварыч (один из главных агентов влияния США на Украине).

Связь украинского национализма и гитлеризма несомненна, как несомненна идеологическая связь украинских националистов и нынешней Украины, уверен Константин Кеворкян. Причем эта связь не только не скрывается, но и выпячивается.

Например, последний руководитель ОУН за границей Николай Плавьюк в 1992 году передавал Леониду Кравчуку от имени УНР символы государственной власти, а жена заместителя Бандеры Ярослава Стецько (того самого, который требовал поголовного истребления евреев, исключая даже их ассимиляцию) до самой смерти с почетом заседала в Верховной Раде как старейший депутат, открывая его самые торжественные заседания (как и сын абверовца Шухевича — Юрий).

В 2010 году один из идеологов и адвокатов украинского фашизма Владимир Вятрович заявлял:

«Украинская борьба за независимость — это один из краеугольных камней нашей самоидентификации. Дело в том, что без УПА, без Бандеры и без Шухевича не было бы современного украинского государства, не было бы современной украинской нации».

Руководитель СБУ Валентин Наливайченко заявлял, что украинская спецслужба должна наследовать традиции Службы Безопасности УПА, известной своими изощренными пытками и убийствами невинных людей. А лидер ультраправой партии «Свобода» Олег Тягнибок писал, что «Революция Достоинства — яркий пример «бандеризации».

Главным же лозунгом Майдана стало бандеровское «Слава Украине! Героям слава!»».

И действительно, лозунг бандеровцев сейчас стал официально утверждённым ритуалом, в частности, в вооружённых силах Украины. Разве что, отмечает Кеворкян, стыдливо умалчивается о необходимости сопровождать его зигованием, как того требовал артикул ОУН 1941 года.

Правда, ультраправые не очень-то и стесняются, зигуя целыми стадионами, провозглашая «Украина превыше всего» (калька с «Германия превыше всего»), маршируя в нацистской форме в шествиях «дивизийников» СС-«Галичины», публично пропагандируя слегка видоизмененный «Вольфсангель», как это делают боевики «белого вождя» Билецкого (неонацистское движение «Азов», между прочим, штатное подразделение украинского МВД).

Причём организацией политического крыла неонацистского «Азова» занимался всё тот же Роман Зварыч, который в своё время был личным секретарем главы ОУН Ярослава Стецько.

Излишне говорить о торжестве ультранационализма во внутренней политике: многолюдные марши на день рождения Бандеры, названные в честь ОУНовцев улицы и проспекты, памятники соорганизаторам и исполнителям Холокоста, десятки иных проявлений торжества идеологии воспетого Сциборским украинского фашизма…

По мнению Константина Кеворкяна, Украину еще можно превратить в настоящее цивилизованное и демократическое государство. Однако это невозможно сделать без процесса денацификации, подразумевающего целую серию мероприятий по демонтажу пришедшего к власти в результате антиконституционного переворота режима, наследующего худшие черты тоталитарных режимов прошлого.

«Денацификация — это слом системы самовоспроизведения фашистских доктрин, подразумевающих расовое, национальное, гражданское неравенство и дискриминацию различных групп населения. То есть очистку системы образования, информационной сферы и государственного аппарата от наследия гитлеровщины и ее нынешних модификаций», — поясняет автор издания Украина.ру.

Нынешняя Украина, продолжает он, позиционирует себя как демократическое государство, однако несёт на себе родовые пятна тоталитарной идеологии украинского ультранационализма со всей присущей ему сомнительной символикой, русофобией и фанатизмом.

«Сменив хозяев с немецких на американских, эта идеология сохранила свою главную особенность — презрение к правам людей, нежелание отказаться от идеи этнического неравноправия и насильственного подавления инакомыслия.

Это не эксцессы отдельных радикальных группировок, но суть постмайданного государства, и в этом отношении оно является фашистским», — подытожил Кеворкян.

*организация запрещена в РФ

Сергей Зуев, Ukraina.ru