Об'/></noscript> <style type= #content_rb_119478 { min-height:215px; } #content_rb_119475 { min-height:165px; } .code-block-1 { display:flex !important; clear: none !important; } .code-block-2 { display:flex !important; clear: none !important; } figure { padding: 0px; margin: 0px 0px 15px 0px; max-width: 100%; height: auto; } iframe { max-width: 100%; height: 500px; } @media screen and (max-width: 600px) { #content_rb_119478 { min-height:0px; height:0px; } #content_rb_119475 { min-height:0px; height:0px; } .player__container { width: 375px !important; height: 400px; } iframe { height: 250px; } } .player__container { width: 100% !important; height: 500px; } .single .all-news__inner .article { border-top: 1px solid #ccc; padding-top: 20px; margin-top: 10px; } .sidebar-news { font-weight:500; } .sidebar-news-block { background: #f3f5f7; } .sidebar--f-l { padding-bottom: 15px; } .lazyloaded{ max-height: 450px; object-fit: contain; } .nocrop { object-fit: contain !important; } #buttonup { display: inline-block; background-color: #263238; width: 60px; height: 60px; text-align: center; border-radius: 4px; position: fixed; bottom: 30px; right: 30px; transition: background-color .3s, opacity .5s, visibility .5s; opacity: 0; visibility: hidden; z-index: 1000; padding: 12px; } #buttonup::after { font-size: 1em; line-height: 60px; color: #fff; } #buttonup:hover { cursor: pointer; background-color: #52585a; } #buttonup:active { background-color: #555; } #buttonup.show { opacity: 1; visibility: visible; } .btn-load-more { width:100%; } .entry-title { margin-top: 15px; } .yarpp-related h3 { padding: 0 17px!important; } .main-head--mb15 { margin-bottom: 15px!important } .videobutton{ background: rgb(210,23,3); background: linear-gradient(90deg, rgba(210,23,3,0.4) 0%, rgba(38,50,56,0.3) 73%); } .videobutton a:hover { color: #fff!important; } .article-link { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .article-link:hover { -webkit-filter: brightness(60%);} .top-news__main { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .top-news__main:hover { -webkit-filter: brightness(60%);} .video-list__img { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .video-list__img:hover { -webkit-filter: brightness(60%);}

Обиды Украины на Венгрию из-за транзита российского газа

Обиды Украины на Венгрию из-за транзита российского газа

Случилось то, о чём уже не раз говорили, но во что отказывались верить в Киеве: Венгрия подписала контракт с российским Газпромом на поставку газа в обход Украины

Срок действия контракта составляет 15 лет, до 2036 года. Теперь каждый год в Венгрию через Сербию по газопроводу «Турецкий поток» будет попадать 3,5 миллиарда кубометров газа и ещё 1 миллиард – через Австрию, и всё это в обход Украины.

«Сегодня мы достигли договорённости, которая обеспечивает нам уменьшение накладных расходов. Это означает, что венгерские потребители будут продолжать платить одну из самых низких цен за газ во всей Европе. Что бы кто ни говорил, энергоснабжение – это безопасность, суверенитет и экономический вопрос, а не политический», – написал на своей странице в социальной сети министр иностранных дел Венгрии Петер Сийярто.

Однако в МИД Украины считают по-другому, там уверены, что подобный контракт, заключённый Будапештом, является исключительно политическим решением, которое подрывает дружеские отношения с Украиной, что и вызвало негодование Киева.

«Считаем это исключительно политическим, экономически необоснованным решением, принятым в угоду Кремлю и в ущерб национальным интересам Украины и украинско-венгерским отношениям», – заявили в МИД Украины, отметив, что подобный «поступок» Венгрии полностью противоречит принципам Договора об основах добрососедства и сотрудничества между Украиной и Венгрией от 6 декабря 1991 года.

Кроме того, Киев пожаловался в Еврокомиссию, потребовав от неё оценить газовый контракт, заключённый Будапештом с Москвой, а глава Минэнерго Украины оперативно встретился во вторник, 28 сентября, с еврокомиссаром по энергетике.

«Еврокомиссия может запросить газовый контракт, если у неё есть обоснованная обеспокоенность по поводу того, что контракт может поставить под угрозу безопасность поставок в государстве-члене, в регионе или в Союзе в целом. Это те рамки, в которых мы работаем», – пояснил журналистам представитель Еврокомиссии Тим Макфи.

По словам же главы газотранспортной системы Украины Сергея Макогона, вполне ожидаемо в ближайшем будущем полное прекращение транзита российского газа через Украину для поставки в Венгрию.

«Яркий пример политики Кремля в отношении Украины – как только появляется техническая возможность обойти Украину при транзите газа, Газпром запускает газ через более длинные, но собственные, транзитные газопроводы. Несмотря на контракт до 2024 года, мы ожидаем значительное дальнейшее сокращение или полную остановку транзита в Венгрию через Украину», – пишет Макогон на своей странице в социальной сети Facebook.

Глава украинской ГТС в панике и не скрывает этого. По его словам, Украине срочно необходим долгосрочный контракт на транзит газа из России в Европу, в противном случае ГТС можно будет очень скоро отправить на металлолом. Он напоминает, что ГТС – это не просто «труба», это огромная инфраструктура и тысячи работников, а значит, Европа просто обязана что-то сделать, чтобы обеспечить Киеву транзит российского газа.

Венгрия же в свою очередь достаточно жёстко отреагировала на критику со стороны Украины. Глава МИД Венгрии Петер Сийярто заявил, что такой контракт с Газпромом был подписан не из-за политических взглядов, а из соображений безопасности и экономики. Венгерский министр пояснил, что в первую очередь это вопрос тепла в домах граждан его страны, а Украина занимается вмешательством во внутреннюю политику Венгрии.

«Я протестую против этой попытки вмешаться во внутренние дела Венгрии и в обеспечение отоплением в зимние периоды. Это наше дело, никакая другая страна не может на это влиять. Мы делаем так, чтобы в квартирах венгров было тепло зимой, это наше дело, это никакого отношения не имеет ни к каким межправительственным и смешанным комиссиям. Я прошу не путать, это разные вещи. Этот шаг недружелюбен после всей той огромной поддержки, оказанной Венгрией, в частности, дыхательные аппараты, инвестиции, финансовая помощь, которые Украина получила от нас», – прокомментировал венгерский министр обвинения украинской стороны. После чего посол Украины Любовь Непоп в Будапеште была вызвана в МИД Венгрии для объяснений.

Киев не остался в долгу и вызвал в украинский МИД посла Венгрии Иштвана Ийдярто, чтобы попытаться объяснить Будапешту, что газовый контракт с Газпромом «наносит серьёзный удар украинско-венгерским отношениям и подрывает энергетическую безопасность Европы».

К вечеру вторника стало известно, что конфликт продолжает своё развитие – Киев таки перенёс заседание межправительственной украинско-венгерской комиссии по вопросам экономического сотрудничества, которое должно было пройти в Будапеште 29 – 30 сентября.

«Обиды Украины на Россию и Венгрию, которые решили пустить газ в обход украинской территории, выглядят откровенно смешно. Не Венгрии ли Украина крутила фиги по вопросам прав диаспоры? Не венгерские ли организации в Закарпатье штормила СБУ? Не Россия ли объявлена страной-агрессором в Украине вполне официально, и это Украине, а не России по всем законам логики следовало бы рвать любые связи с Россией? В итоге 7 лет гадили людям на голову, а теперь чему-то удивляются», – прокомментировал ситуацию редактор одесского издания «Таймер» Юрий Ткачёв.

О том, что Украина вот уже который год нарушает права этнических венгров, проживающих на Закарпатье, в Киеве предпочитают не вспоминать.

Марина Жданович, Одна Родина