Тревожные новости с полей немецкой политики для России

Выборы в ФРГ закончились, голоса подсчитаны

Выборы в ФРГ закончились, голоса подсчитаны

Мы почти знаем, кто будет новым канцлером, но только почти. Напомню, Германия — это парламентская республика. Если партия на выборах получает больше половины голосов, её лидер становится главой государства и она формирует правительство. А поскольку этого не случилось, запускается переговорный процесс, прошедшие в парламент силы формируют коалиции — и тут уж чья перевесит. Поэтому тут, как говорит один известный радиоведущий, будем наблюдать.

Но если сравнивать результаты этих выборов со всеми предыдущими, то можно совершенно точно увидеть, что времена изменились. 1980 год: христианские демократы — 44%, социал-демократы — 42%. 1990-й: ХДС — 43%, СДПГ — 33%. 1998-й, триумф Шрёдера: 40% — за СДПГ, 35% — за ХДС/ХСС. 2002 год, патовая ситуация: у обеих партий ровно по 38,5%, Шрёдер прошёл по лезвию. Титаны бились на вершинах Олимпа, а остальные мелкие партии наблюдали за происходящим откуда-то снизу, с самой границы пятипроцентного барьера.

В 2021-м ХДС набирает 24%, показав худший результат в своей истории. СДПГ побеждает с 25,7% — прежде с этим она едва ли прошла бы в финал, зато «Зелёные» набирают сказочные для них 14,8%, а «Альтернатива для Германии», которая в федеральных выборах-то участвует во второй раз, — 10,3%. Расстановка сил меняется. Ещё немного, и старые игроки сойдут со сцены. Изображая голос Михалкова, шёпотом спрашиваем: «Как так получилось?»

Поражение чёрно-красных

Меркель сделала очень много для того, чтобы то, что случилось сейчас, — случилось. И если б она не ушла в этом цикле, то, вполне возможно, христианские демократы проиграли бы даже «Зелёным». Все плоды её довольно бравурного начала правления с ростом экономики и большими надеждами были похоронены в конце: очевидными вещами вроде миграционного кризиса, ковидных ограничений и коррупционных скандалов и неочевидными, например, позицией по однополым бракам. Первое десятилетие в кресле канцлера Меркель блокировала все инициативы, связанные с их легализацией, но потом «сломалась». И дело не в гомофобии немцев, а скорее в том, что консервативные христианские демократы к концу сдали все свои ключевые позиции. Ну и конечно, не помог им новый лидер Армин Лашет — типичный евробюрократ, депутат Европарламента с 1999 года, ржавший, как конь, во время немецких наводнений (видимо, не знал, что его снимают). Лидер СДПГ Олаф Шольц, бывший бургомистр Гамбурга и вице-канцлер, не поменявший Германию на Брюссель, смотрелся на его фоне гораздо выигрышнее.

Социал-демократы празднуют победу, но победа эта, будем честны, очень бледная: не дотянули даже до 30%. В 2017-м, на последних выборах, их буквально вынудили сотрудничать с Меркель: иначе правящая коалиция просто не складывалась. Стратеги СДПГ предпочли бы быть оппозицией, чтобы в 2021 году въехать в бундестаг на белом коне: мол, мы говорили вам, что ваша Меркель — зло. Но в итоге эти четыре года они правили страной вместе с фрау канцлерин, и ответственность за бардак последних лет — от мигрантов до наводнений — лежит и на них.

Главной проблемой стало то, что за последние 15 лет ХДС и СДПГ смешались до полной неразличимости. Социалисты вроде как должны быть за социальное государство — но Шрёдер запустил сокращение пособий и ужесточение требований к их получателям, а Меркель, наоборот, раздавала их направо и налево. Консервативные христианские демократы должны вроде как быть за предпринимательство — но при Меркель несколько громких скандалов перебили хребет автомобильной индустрии, а локдаун длиной почти в год прихлопнул малый бизнес. И наконец, партия, в названии которой есть слово «христианские», никак не может выступать за бесконтрольный въезд мигрантов из мусульманских стран.

Те 26%, что выбрали социалистов, сделали это скорее по инерции — потому что нет никаких гарантий, что Шольц будет делать что-то, чего не сделал бы Лашет, и наоборот.

Триумф «Зелёных»

Почти 15% для партии, в прошлом еле переползавшей пятипроцентный барьер, — результат сказочный и на первый взгляд необъяснимый. Немецкие коллеги вовсю шутят, что лидер «Зелёных» Анналена Бербок знает только три проблемы Германии: климат, климат и климат. Мир трясут войны, пандемия и миграционный кризис не думают никуда уходить, преступность в стране выросла кратно — но мы будем спасать морских тюленей и беспокоиться о «зелёных лёгких» планеты?

На самом деле, весь фокус партии в том, что выбор её маскируется под аполитичный, будучи самым политическим из всех.

Немецкий избиратель растерян. Он больше не понимает, где тут правые, где левые и кто защитит его интересы. И в такой ситуации самый простой выбор — отдать свой голос «за хорошее, против плохого». Пусть неприятные люди делают свои грязные политические дела, а мы спасём планету.

При этом у «Зелёных» есть политическая программа, и она ядрёнее любого манифеста самых прожжённых марксистов. Тут и «открытые двери» для мигрантов, и права ЛГБТ с 150 гендерами, и драконовские меры в отношении бизнеса, но всё это идёт как бы в нагрузку к экологической повестке, мелким шрифтом внизу страницы. Уходя, Меркель предостерегала от возвращения леваков, имея в виду Die Linke, правопреемников компартии ГДР. Но они еле-еле прошли в парламент, зато борцы за права зайчиков и белочек подняли алое знамя и теперь гордо несут его в бундестаг.

Кто будет править Германией?

Сейчас перед глазами идеологов прошедших в парламент партий — конструктор, из разноцветных кирпичиков которого можно строить самые прихотливые союзы.

Возможна «большая коалиция», как в прошлом цикле: ХДС объединяются с СДПГ. Есть вариант «Кения» (по цветам флага соответствующего государства): красные СДПГ, плюс чёрные ХДС, плюс «Зелёные». Вместо «Зелёных» могут быть и жёлтые — либералы, тогда флаг будет похож на немецкий. Есть вариант «светофор»: красные, зелёные, жёлтые, ХДС тогда вообще остаётся на скамейке запасных. К моменту написания статьи лидер красных Олаф Шольц склонялся именно к такому варианту.

Варианта же обойтись без социалистов нет. Коалицию с «Альтернативой для Германии» (в которой ХДС, объединившись ещё и с либералами, могла бы взять большинство), никто не рассматривает: с прошлого цикла принято делать вид, что третьей по величине партии в парламенте не существует, поскольку они «фашисты».

Плохо ли это для России? Да. Напомню, что «Альтернатива для Германии» — единственная партия, в программе которой прописана отмена санкций. Позиция СДПГ по «Северному потоку — 2» вполне лояльна, а вот либералы резко против, «Зелёные» же вообще — катастрофа для любой энергетики.

Как бы ни сложилась коалиция, экологической партии достанется в ней роль Königmacher, «делателя королей», — её голос будет решающим. И это — самая тревожная для нас новость с полей немецкой политики.

Дмитрий Петровский, RT