Процесс урегулирования в Донбассе напоминает бесконечную «Санта-Барбару»

Процесс урегулирования в Донбассе напоминает бесконечную «Санта-Барбару»

 «Договорённости бессмысленны, если неизвестно, кто должен их выполнять»

Если отвлечься от драматизма ситуации, то процесс урегулирования в Донбассе давно напоминает бесконечную «Санта-Барбару»: регулярные встречи советников Трехсторонней контактной группы (ТКГ), обсуждение очередных проектов документов, иногда даже некоторый «прогресс», но всегда с нулевым результатом, а в Донбассе продолжают стрелять. Ничего не меняется.

Все соглашаются (на словах) с безальтернативностью Минских соглашений, но при этом только Россия настаивает на их выполнении в том виде, в каком они появились. Франция и Германия в целом вроде бы с этим согласны, но… А украинская сторона открыто говорит о неприемлемости для Киева Минских соглашений в нынешней редакции и требует их пересмотра.

Вот и на последней встрече советников лидеров государств-участников «нормандского формата», как сообщил корреспонденту ТАСС источник в российской делегации, сначала все участники переговоров, включая представителей Украины, в очередной раз согласились, что Минские соглашения являются единственной основой для урегулирования конфликта. «Но тут же Германия, Франция и Украина отказались закреплять в проекте итогового документа географическую дислокацию конфликта, его характер и стороны конфликта, на которые Минскими соглашениями возложены обязательства по его урегулированию… Французы и немцы дошли до того, что вычеркнули из проекта итогов предложенное ими же указание о том, что конфликт происходит «в Украине», которое никем до этого не оспаривалось. Причем данную правку они сделали своей принципиальной позицией», – пояснил источник.

В ответ на настойчивые предложения замглавы администрации президента РФ Дмитрия Козака изложить позицию Франции и Германии о сторонах конфликта их представители, а также глава офиса украинского президента Андрей Ермак высказали устную позицию, что конфликт является международным и происходит между Россией и Украиной, оговорившись, что данная информация не должна покидать «узкий круг» переговорщиков и не подлежит фиксации в документах. «Договоренности бессмысленны, если неизвестно, кто должен их выполнять», – констатировал источник.

В конечном счете немецкий и французский представители предложили, «чтобы российская сторона сама вписала себя в проект итогового документа в качестве агрессора и сама же написала себе обязательства по урегулированию конфликта».

В конце концов Дмитрий Козак обратился к украинскому представителю Андрею Ермаку с предложением попытаться сформулировать обязательства России по урегулированию конфликта с учетом неоднократных публичных заявлений украинских официальных лиц по этому вопросу. Однако «господин Ермак предпочел «засунуть голову в песок», сказав, что это должны сделать представители Германии и Франции», добавил источник.

Это означает, что Германия и Франция впервые открыто потребовали пересмотра Минских соглашений.

По контексту действующих Минских соглашений – конфликт внутриукраинский, обе его стороны «украинские», а значит и решать его они должны между собой (при помощи международных посредников) на основе компромисса и учета взаимных интересов, а также гарантий выполнения достигнутых договоренностей.

Тем временем 26 сентября в Германии прошли выборы в бундестаг. С минимальным перевесом победили социал-демократы, но вопрос о новом канцлере ФРГ открыт. И пока позиция Германии в «украинском вопросе» отражена в заявлении Меркель, сделанном во время её визита в Киев, когда она назвала Россию «участником конфликта». ФСК комментировал этот пассаж уходящего канцлера: «После таких «поощрительных», чтобы не сказать провокационных, заявлений ждать конструктивной позиции от Киева трудно».

Всё это связано с комплексом проблем в треугольнике Россия – Германия – Украина, где на первое место вышел газовый вопрос. Точнее, проблемы запуска и условий работы газопровода «Северный поток – 2», а также обещания Германии обеспечить транзит через Украину как сейчас, так и после 2024 года. Москва, однако, не собирается увеличивать объемы прокачки через украинскую ГТС сверх контрактных, тем паче заключать новый контракт на период после 2024 года, что до сих пор вызывало сильное недовольство в Берлине.

Меркель всячески стремилась к заключению нового контракта о транзите российского газа через Украину до выборов в бундестаг, но это у неё не получилось. И сближение Берлина с Киевом в вопросах урегулирования в Донбассе могло стать ответом на неуступчивость Москвы в газовой дипломатии, где позиции России ввиду дефицита газа в Европе сильны. Для Киева такие изменения в позиции Берлина выглядят «компенсацией» за потерю транзита и доходов от него. Ведь «соскочить» с выполнения Минских соглашений для украинской стороны куда важнее, чем «проблема 2024» (когда это еще будет и кто тогда будет в Киеве у власти?)

По сути, встал вопрос о том, кто первый официально выйдет из Минского формата, став формальным виновником его срыва.

Антон Каневский, ФСК