Москва еще может спасти Алжир от полного уничтожения

Москва еще может спасти Алжир от полного уничтожения

Можно как угодно характеризовать Алжир, но вряд ли кто-то будет возражать относительно того, что при президенте Абдулмаджиде Теббуне был нарушен существующий на протяжении последних 60 лет баланс интересов между армией, национальным правительством и обществом. Это стало главной причиной появления гражданского движения «Хирак», эскалации напряжённости в отношениях с Марокко и, в целом, катастрофического положения государства

Поэтому в контексте настоящей статьи логично было бы указать, что в Алжире хаос приобрел перманентный характер, тогда как переход страны к стабильности весьма сомнителен. Если ситуация каким-то чудесным образом не изменится к лучшему, то Алжир ждёт перспектива стать вторым Ливаном или даже Сирией. Основная причина этого состоит в категорическом нежелании алжирского руководства признавать процесс «израилизации» Ближнего Востока. В свою очередь, Тель-Авив не в состоянии простить алжирскую непокорность. По этой причине сейчас Алжир в целях спасения от полного уничтожения уповает только на Россию.

Современный алжирский генералитет и центральное руководство страны, несмотря на демонстрируемую браваду, оказались бессильными перед движением «Хирак». Ещё более бессильными они оказались в военно-политических соревнованиях с Израилем и США, которые активно стремятся превратить Алжир в руины. Такое положение дел отметил во время организованной 18 сентября 2021 года Zoom-конференции алжирский политический аналитик Самир Яхьяуи. По его словам, в настоящее время в Алжире не существует даже призрака легитимности действующей власти. Это стало следствием стечения не только внешних, но и внутренних факторов, в результате чего сейчас Алжир занимает позиции аутсайдера.

Здесь плохо всё: и национальное здравоохранение, не способное справиться с влиянием пандемии, и экономика, благодаря которой большинство алжирских граждан оказалось за чертой беспросветной нищеты, и система государственного управления, превратившаяся в некое подобие синекуры.

Из-за этого Алжир стал непривлекательным для международных инвесторов: участники международного сообщества отказываются вкладывать деньги в страну, существование которой не может быть гарантировано уже через 10-15 лет. При этом у президента Алжира Абдельмаджида Теббуна не осталось никаких инструментов влияния на общество и армию. Он стал номинальной фигурой, который вместо того, чтобы возрождать государство, преследует цель выискивать внешних врагов, как, например, в Марокко. Между тем, эксперт отмечает, что единственный позитивная инициатива главы алжирского государства — это противостояние Израилю. Хотя в этом деле у Абдельмаджида Теббуна чрезвычайно мало союзников как на внутреннем, так и на международном поле. Практически все страны ближневосточного региона, за исключением стран «проиранского ареала», признали Тель-Авив в качестве доминанта. Поэтому у Алжира практически нет шансов выиграть в такой борьбе. Израиль не прощает непокорность. Примеры Ливана, Ирака и Сирии являются яркими тому подтверждениями.

Самир Яхьуи, как это стало заметно всем участникам конференции, выступал с явно ангажированной позиции. В его выступлении косвенно усматривались антипатии к алжирскому режиму. Между тем, даже его оппоненты согласились с мнением о том, что положение Алжира может резко измениться, Алжир расцветёт, если Россия экстренно окажет международную поддержку. Эта поддержка касается не только инвестиций, которые сейчас жизненно необходимы для спасения алжирской экономики, но и дипломатических усилий, направленных на защиту Алжира в Организации Объединённых Наций, а также на нейтрализацию напряжённости в отношениях с Рабатом, Тель-Авивом и Вашингтоном. Безусловно, сейчас Алжир находится загнанным в угол. Он уже не в состоянии сопротивляться внутренним и внешним вызовам. По этой причине Москва могла бы выступить в роли «хорошего друга» и спасти Алжир от полного уничтожения.

По мнению корреспондента информационного агентства «Algeria Press Service» Али Кефси, именно внешние факторы стали главной причиной появления алжирской оппозиции. Это попытка реализации новой серии «арабской весны», которую, в данном случае, пытается возглавить движение «Хирак». Тем не менее, несмотря на то, что это движение вызвано внешними обстоятельствами, сейчас достаточно сложно говорить о прямом влиянии иностранных держав на лидеров «Хирака». Скорее всего, Вашингтон и Тель-Авив создали импульс, тогда как дальнейшее развитие алжирской оппозиции стало самостоятельным. Сейчас движение «Хирак» весьма разрозненно и не имеет лидера, но, вполне возможно, что уже совсем скоро оно составит реальную конкуренцию Абдельмаджиду Теббуну, а его кандидат примет участие в досрочных президентских выборах.

Помимо движения «Хирак», как отметил другой алжирский политический аналитик Адель Суалах, в Алжире существует угроза возрождения исламистских партий, которые не заинтересованы в стабильности. Их путь — это всеобщий хаос. К этим партиям относятся, прежде всего, «Движение общества за мир» («MSP»), возглавляемое Абдерразаком Макри, и движение «Рашад», управляемое Мухаммадом аль-Араби Зитоутом. По мнению алжирского руководства, если с «MSP» ещё возможны какие-то переговоры, то с адептами «Рашада» переговоров a priori быть не может, поскольку они террористы, поддерживаемые Израилем. Так это или нет, мы не будем судить, но единственное, что можно констатировать: сейчас «Рашад» формирует в Алжире институты параллельного правительства, которые готовят революцию в стране. Вполне вероятно, и на это указывают опрошенные источники, революция в Алжире может произойти 27 ноября 2021 года, когда в стране состоятся досрочные выборы в муниципальные советы, уже заранее отвергаемые алжирскими исламистами.

Денис Коркодинов, специально для News Front