'/></noscript> <style type= #content_rb_119478 { min-height:215px; } #content_rb_119475 { min-height:165px; } .code-block-1 { display:flex !important; clear: none !important; } .code-block-2 { display:flex !important; clear: none !important; } figure { padding: 0px; margin: 0px 0px 15px 0px; max-width: 100%; height: auto; } iframe { max-width: 100%; height: 500px; } @media screen and (max-width: 600px) { #content_rb_119478 { min-height:0px; height:0px; } #content_rb_119475 { min-height:0px; height:0px; } .player__container { width: 375px !important; height: 400px; } iframe { height: 250px; } } .player__container { width: 100% !important; height: 500px; } .single .all-news__inner .article { border-top: 1px solid #ccc; padding-top: 20px; margin-top: 10px; } .sidebar-news { font-weight:500; } .sidebar-news-block { background: #f3f5f7; } .sidebar--f-l { padding-bottom: 15px; } .lazyloaded{ max-height: 450px; object-fit: contain; } .nocrop { object-fit: contain !important; } #buttonup { display: inline-block; background-color: #263238; width: 60px; height: 60px; text-align: center; border-radius: 4px; position: fixed; bottom: 30px; right: 30px; transition: background-color .3s, opacity .5s, visibility .5s; opacity: 0; visibility: hidden; z-index: 1000; padding: 12px; } #buttonup::after { font-size: 1em; line-height: 60px; color: #fff; } #buttonup:hover { cursor: pointer; background-color: #52585a; } #buttonup:active { background-color: #555; } #buttonup.show { opacity: 1; visibility: visible; } .btn-load-more { width:100%; } .entry-title { margin-top: 15px; } .yarpp-related h3 { padding: 0 17px!important; } .main-head--mb15 { margin-bottom: 15px!important } .videobutton{ background: rgb(210,23,3); background: linear-gradient(90deg, rgba(210,23,3,0.4) 0%, rgba(38,50,56,0.3) 73%); } .videobutton a:hover { color: #fff!important; } .article-link { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .article-link:hover { -webkit-filter: brightness(60%);} .top-news__main { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .top-news__main:hover { -webkit-filter: brightness(60%);} .video-list__img { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .video-list__img:hover { -webkit-filter: brightness(60%);}

Киев ожидает полную остановку транзита газа в Венгрию через Украину

Киев ожидают полную остановку транзита газа в Венгрию через УкраинуГлава «Оператора ГТС Украины» Сергей Макогон ожидает значительное сокращение или полную остановку транзита природного газа в Венгрию через Украину.

У Москвы «как только появляется техническая возможность обойти Украину при транзите газа, «Газпром» запускает газ через более длинные, но собственные транзитные газопроводы», написал он в фейсбуке в понедельник.

«Несмотря на контракт до 2024 года мы ожидаем значительное дальнейшее сокращение или полную остановку транзита в Венгрию через Украину», – отметил Макогон.

В этой связи Макогон подчеркнул, что техническая достройка «Северного потока-2» создает критические риски для существующего транзита через Украину и продления контракта после 2024 года.

Как сообщалось, MVM Group и «Газпром экспорт» 27 сентября в Будапеште подписали новый долгосрочный контракт на поставку газа в Венгрию. Документ рассчитан на 15 лет с возможностью изменения условий через 10 лет.

Венгрия будет получать по 4,5 млрд куб. м газа в год: 3,5 млрд куб. м через Сербию (через газопровод «Турецкий поток» и его сухопутные продолжения) и 1 млрд куб. м – через Австрию.

МИД Украины выразил недоумение и разочарование решением Венгрии подписать новый долгосрочный контракт с «Газпромом» на поставку газа в обход страны.

Как подчеркивают в МИД, Венгрии и в дальнейшем выгоднее получать газ транзитом через разветвленную газотранспортную систему Украины, которая позволяет кратчайшим путем бесперебойно поставлять газ в страны Европы.

Украинская сторона обратится в Европейскую комиссию относительно оценки соответствия нового венгерско-российского газового соглашения европейскому законодательству в сфере энергетики.