А'/></noscript> <style type= #content_rb_119478 { min-height:215px; } #content_rb_119475 { min-height:165px; } .code-block-1 { display:flex !important; clear: none !important; } .code-block-2 { display:flex !important; clear: none !important; } figure { padding: 0px; margin: 0px 0px 15px 0px; max-width: 100%; height: auto; } iframe { max-width: 100%; height: 500px; } @media screen and (max-width: 600px) { #content_rb_119478 { min-height:0px; height:0px; } #content_rb_119475 { min-height:0px; height:0px; } .player__container { width: 375px !important; height: 400px; } iframe { height: 250px; } } .player__container { width: 100% !important; height: 500px; } .single .all-news__inner .article { border-top: 1px solid #ccc; padding-top: 20px; margin-top: 10px; } .sidebar-news { font-weight:500; } .sidebar-news-block { background: #f3f5f7; } .sidebar--f-l { padding-bottom: 15px; } .lazyloaded{ max-height: 450px; object-fit: contain; } .nocrop { object-fit: contain !important; } #buttonup { display: inline-block; background-color: #263238; width: 60px; height: 60px; text-align: center; border-radius: 4px; position: fixed; bottom: 30px; right: 30px; transition: background-color .3s, opacity .5s, visibility .5s; opacity: 0; visibility: hidden; z-index: 1000; padding: 12px; } #buttonup::after { font-size: 1em; line-height: 60px; color: #fff; } #buttonup:hover { cursor: pointer; background-color: #52585a; } #buttonup:active { background-color: #555; } #buttonup.show { opacity: 1; visibility: visible; } .btn-load-more { width:100%; } .entry-title { margin-top: 15px; } .yarpp-related h3 { padding: 0 17px!important; } .main-head--mb15 { margin-bottom: 15px!important } .videobutton{ background: rgb(210,23,3); background: linear-gradient(90deg, rgba(210,23,3,0.4) 0%, rgba(38,50,56,0.3) 73%); } .videobutton a:hover { color: #fff!important; } .article-link { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .article-link:hover { -webkit-filter: brightness(60%);} .top-news__main { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .top-news__main:hover { -webkit-filter: brightness(60%);} .video-list__img { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .video-list__img:hover { -webkit-filter: brightness(60%);}

Аналитик объяснил, почему секретный план ЕС по «газовой войне» с Россией не сработает

Аналитик объяснил, почему секретный план ЕС по «газовой войне» с Россией не сработаетОтказ от импорта газа из РФ наносит удар в первую очередь по интересам немецких промышленников и, стало быть, на руку их испанским и итальянским конкурентам.

Об этом ФАН рассказал политический и экономический аналитик Владимир Соловейчик.

У Евросоюза есть секретный план «газовой войны» с Россией. Об этом пишет обозреватель Times Бруно Уотерфилд.

По его мнению, инициатива принадлежит Мадриду.

«План предназначен для того, чтобы ЕС больше не был в заложниках у Москвы», – считает он.

Колебания на международных энергетических рынках не должны наносить удар по независимости Европы, уверены авторы плана. ЕС необходимо действовать сплоченно, чтобы не зависеть от прихотей газодобывающих государств, пытающихся максимально увеличить свою прибыль.

Испания предлагает членам ЕС объединить покупательную способность и приобрести стратегические запасы голубого топлива единым блоком. Министры энергетики стран Евросоюза уже обсуждают идею, которая, по их мнению, поможет «противостоять усилиям России по ограничению поставок и повышению стоимости» газа.

Как отметил Владимир Соловейчик, среди европейских политиков всегда было немало желающих поискать альтернативу поставкам газа с территории СССР, а затем – РФ. Эти поиски активно подпитывались администрацией США.

«Давайте не будем забывать, что сделка «газ – трубы» между внешнеторговыми советскими ведомствами и концернами ФРГ, доведенная до успешного завершения благодаря твердой позиции тогдашнего руководителя СССР Юрия Андропова в 1983 году, вызвала лютый гнев президента США Рональда Рейгана. Она стала одной из причин резкого обострения холодной войны после провокации с южнокорейским Boeing 1 сентября 1983 года», – пояснил Владимир Соловейчик.

По его мнению, правительство Испании отнюдь не является первопроходцем в деле по борьбе против «русского газового диктата». Показательно, что формально оно, испанское правительство, как бы «левое», а в данном вопросе фактически следует по стопам крайне правого антикоммуниста Рональда Рейгана.

«Не будем вдобавок забывать, что Испания, Италия и отчасти Франция крайне опасаются немецкого доминирования в Евросоюзе, которое опирается на промышленную и финансовую мощь ФРГ в сравнении с романскими странами Европы. Отказ от импорта газа из РФ наносит удар в первую очередь по интересам немецких промышленников и, стало быть, на руку их испанским и итальянским конкурентам», – добавил Владимир Соловейчик.

Он заметил, что вряд ли европейские власти в должном объеме смогут заместить газовые поставки с территории РФ, так как своих источников газа на европейских землях и в прибрежных водах немного, а американский сланцевый газ дорог за счет транспортировки. Теоретически возможно было замещение российского экспорта за счет поставок с прибрежного шельфа неподалеку от Израиля. Но антиизраильская политика нынешних властей Испании, Италии и Франции будет этому препятствовать.

«Возможности поставок природного газа с катарских месторождений в Европу сейчас близки к нулю, так как все попытки свергнуть сирийского президента Башара Асада, за которыми стояли правители Катара, Турции, США и европейских держав, провалились. Значит, протянуть газопровод к сирийскому порту Алеппо из Катара не получится. Так что, похоже, никакие «секретные планы газовой войны» с нашей страной в ближайшей перспективе могут не сработать», – заключил Владимир Соловейчик.

Цены на газ на континенте с прошлого года растут и бьют рекорды. Месяц назад расчетная стоимость топлива чуть превышала 500 долларов за тысячу кубометров, к 21 сентября эта отметка приблизилась к 900 долларам.