Алиев упразднил Нагорный Карабах. Ереван не согласен

Алиев упразднил Нагорный Карабах

Президент Азербайджана Ильхам Алиев объявил, что карабахский конфликт остался в прошлом, а самого Нагорного Карабаха больше нет, поэтому говорить о его статусе не стоит

В Ереване не согласились с азербайджанским лидером.

Трудно воздержаться от претензий

Баку сам обеспечил исполнение резолюций Совбеза ООН о территориальной целостности Азербайджана, подчеркнул Алиев, выступая на 76-й сессии Генеральной ассамблеи Организации объединенных наций.

Говоря об окончании войны, глава республики подчеркнул, что надо оставить в прошлом и название региона, который дал наименование конфликту. «В Азербайджане больше нет административно-территориальной единицы под названием Нагорный Карабах», — заявил он. Алиев также призвал другие государства и Секретариат ООН «не допускать использования не существующих с правовой точки зрения, предвзятых в политическом отношении названий, носящих манипуляционный характер».

В интервью журналу «Национальная оборона» азербайджанский президент повторил этот тезис: «Нагорного Карабаха нет. Есть Карабахский экономический район, есть Восточно-Зангезурский экономический район. Это наша территория, и нам определять какие административные единицы у нас могут быть.

В беседе с тем же СМИ Алиев назвал проблематизацию статуса Нагорного Карабаха бесперспективной, вредной и опасной для Еревана. «Потому что они не должны забывать уроков Второй Карабахской войны, — назидательно высказался он. — Если Армения будет продолжать иметь территориальные претензии к Азербайджану, трудно будет Азербайджану воздержаться от территориальных претензий к Армении».

Алиев отметил, что Баку может оспорить историческую принадлежность Зангезуру озера Гейча. «Мы же их (претензии — ред.) не предъявляем. Почему Армения, будучи побежденной, подписавшей акт о капитуляции, считает себя вправе говорить о каком-то статусе для Нагорного Карабаха? Статусе для того, чего нет», — настаивал азербайджанский лидер.

Но вместе с тем Алиев также выказал и намерения начать делимитацию государственных границ и работу над мирным договором между Баку и Ереваном. «Потому что он нужен. Война окончена, нагорно-карабахский конфликт остался в истории навсегда. Поэтому нужно устраивать нормальное взаимодействие», — декларировал глава республики. В общем-то, президент повторил те же слова, которые произносил и ранее.

Непонятные заявления

Тем не менее на высказывания азербайджанского президента отреагировали в Ереване. Секретарь Совета безопасности Армении Армен Григорян возразил Алиеву. «Вопрос статуса Нагорного Карабаха должен быть решен. И это решение мы видим в рамках Минской группы (МГ) ОБСЕ (Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе — ред.) С учетом этого заявления азербайджанской стороны нам непонятны», — заявил представитель Армении.

Григорян напомнил, что страны-сопредседатели МГ неоднократно говорили о необходимости возобновить переговоры по Нагорному Карабаху. Главами Минской группы, цель которой — урегулирование конфликта, являются Россия, США и Франция, в нее входят также представители Белоруссии, Германии, Италии, Турции, Финляндии и Швеции, а также Азербайджана и Армении.

После завершения так называемой Второй Карабахской войны в 2020-м в Баку заговорили о том, что формат Минской группы оказался неэффективным. В процесс урегулирования попыталась вклиниться Турция.

Видимо, это попытки Анкара не оставила до сих пор. В интервью турецкого президента Реджепа Тайипа Эрдогана было много похвал России и ее руководству. Так, он высоко оценил активность своего российского коллеги Владимира Путина в решении вопроса Нагорного Карабаха. По словам Эрдогана, российский лидер во время последнего вооруженного конфликта принимал решения как настоящий государственник.

Лестных слов от Эрдогана удостоился и премьер-министр Армении Никол Пашинян. Турецкий лидер напомнил об инициативе Анкары — так называемой платформе пяти или шести — формате для сотрудничестве на Кавказе, в который могут быть включены Азербайджан, Турция, Россия, Иран, Грузия и Армения. По словам президента, от главы армянского правительства, исходят «положительные сигналы» по этому вопросу. «С этими положительными сигналами мы предпримем конкретные шаги. Другими словами, я надеюсь, что у нас будет возможность создать мир в регионе», — демонстрировал оптимизм Эрдоган.

Однако пока сотрудничество всех упомянутых стран под большим вопросом. Например, Баку начал проверки иранских автомобилей на межгосударственной трассе Горис — Кафан и установил для грузовиков, везущих товары в Армению, особые условия, что вызвало неудовольствие не только в Ереване, но и в Тегеране. Потому что Исламская республика так оказалась втянута в дипломатическую игру Азербайджана, стремящегося повлиять на армянских политиков — добиться ускорения делимитации границ.

Коридор вероятности

Депутат Милли Меджлиса — парламента Азербайджана — Расим Мусабеков объясняет в комментарии Украине.ру логику Баку: «Какое отношение Ереван имеет к азербайджанским территориям? Вот Турция не признает Крым российским, и что? Армяне апеллируют к истории, причем к древней, тысячелетней давности. Османская Турция владела Крымом до середины 18 века, но в правовом отношении это не аргумент. На позицию Москвы это никак не влияет».

В правовом отношении вопрос автономии был закрыт для Баку еще в 1991-м, тогда Азербайджан упразднил НКАО (Нагорно-Карабахскую автономную область) решением парламента с внесением соответствующих изменений в конституцию, объясняет он. «Наличие автономии предполагает лояльность к центральной власти и уважение к конституции республики. Карабахские армяне вышли за эти рамки, когда провели референдум о независимости и этим разрушили правовую основу собственного статуса. Проблема Нагорного Карабаха сохраняла свой политический и международных характер, так как имелись резолюции Совбеза ООН, Генассамблеи ООН. И Минская группа ОБСЕ осуществляла посредническую миссию. Однако эти усилия не принесли результата», — напоминает собеседник издания.

В настоящее время, актуален только вопрос безопасности и правового статуса карабахских армян, а не занимаемой ими территории. «Хотя их осталось немного. Русских в Азербайджане живет больше в три раза, лезгин — в пять, больше и талышей. Так после восстановления территориальной целостности страны вопроса Карабаха как политической единицы для Баку нет», — добавляет парламентарий.

«Азербайджан решил вопрос, используя свое право на самооборону. Сейчас речь идет о постконфликтном урегулировании. Но что нам предлагает Минская группа, которая тридцать лет ничего не могла сделать? Организовать встречу? Но такие встречи с участием России проводятся как на уровне первых лиц, так и уполномоченных вице-премьеров правительств. При взаимном желании и доброй воле мы и так можем договориться. Хорошо бы тем, кто усиленно навязывает Баку посредничество Минской группы, перечитать интервью американского сопредседателя Ричарда Хогланда, который описал ее работу: дорогие отели, отличная еда и бесплатная выпивка, высокие зарплаты и командировочные и пустые, не приводящие к решениям переговоры. Однако Баку не отвергает с порога Минскую группу. Если ее сопредседатели выработают рациональные предложения в контексте постконфликтного урегулирования, то пусть предъявляют, Баку открыт для обсуждения», — подчеркивает Мусабеков.

Армянский политтехнолог Армен Асриян объясняет, что Баку спешит воспользоваться моментом. «У Алиева как политика есть желание выжать максимум из существующего выгодного для него расклада. Франция и Штаты, не одобряют то, как идет процесс «урегулирования», но что они поделают, если их просто отодвинули в сторону», — отмечает он.

Коридор возможностей для Азербайджана сейчас широк, но есть вероятность, что он сузится: правительство Армении, которое могло бы заменить Пашиняна, поменяет переговорную позицию.

Асриян не считает, что сегодняшний Ереван серьезно ограничен в своих дипломатических маневрах внутренней политикой. «То, что называют оппозицией — это пашиняновские прокси или обычные торговцы от политики, которые никакой опасности для правящей партии не несут, потому что хотят продать свой товар — лояльность. Единственная реальная радикальная оппозиция — это сторонники [второго президента республики Роберта] Кочаряна. Но последние выборы наглядно продемонстрировали, что у нее не столь уж значительна электоральная поддержка, а имеющиеся на руках козыри они не сумели разыграть. Поэтому я считаю, что все разговоры об опасности политических оппонентов для внешнего курса Пашиняна — это не больше, чем разговоры», — высказывает собеседник издания свое мнение.

В Армении кризис, кризис не политики в узком смысле, а всего государства, полагает Асриян. То же самое и в Карабахе. Сейчас там, по мнению политтехнолога, фактически есть населенные армянами районы, которые прикрыты российскими миротворцами. Там, как и в Ереване, нет единства во мнении, куда и как дальше жить стране.

Филипп Прокудин, Ukraina.ru