Владимир Карасёв: Армия ЕС пока в тумане

Владимир Карасёв: Армия ЕС пока в тумане

После позорного бегства Соединенных Штатов из Вашингтона, в Евросоюзе вновь зазвучали призывы к поддержке инициативы президента Франции о собственных вооруженных силах

А после публичного унижения Франции в вопросах поставки подлодок в Австралию, о собственной армии в ЕС заговорили уже как о принятом решении. Но, готова ли Европа к подобному решению в нынешних условиях.

Получится ли у Макрона превратить желаемое в действительное? Официальные лица в Брюсселе, политики и чиновники были в восторге от стратегического пробуждения Европы после фиаско НАТО в Афганистане. Но, будет ли конкретика после эйфории?

Какими данными мы располагаем, чтоб спрогнозировать создание европейской армии?

Возьмем данные на сайте североатлантического Альянса.

В Евросоюзе могут рассчитывать на 1,9 миллиона военнослужащих. Это вторая по величине армия в мире. Первая китайская – 2,6 миллиона человек. Третья американская – 1,3 миллиона человек.

По бюджету цифры следующие:

В 2020 году Евросоюз потратил на военные расходы 238 миллиардов долларов. Больше только у Китая – 252 миллиарда долларов. И у США – 778 миллиардов долларов.

В принципе, можно предположить, что если бы все государства-члены ЕС объединили свои усилия – ЕС стал бы в один ряд с ведущими военными сверхдержавами.

Но по факту мы обнаружим, что боеспособной можно назвать группу из 1500 европейских военнослужащих, созданную в 2007 году в качестве подразделения быстрого реагирования. Кстати, это подразделения в реальных боевых действиях ни разу не участвовало.

Посему громкое предложение главного европейского дипломата Борреля об увеличении сил быстрого реагирования до численности в 50 000 человек останется нереализованным по ряду причин.

И дело не в недостатке военных возможностей, а именно в недостатке политической воли руководителей европейских стран и отсутствии единства среди них.

Развертывание европейских вооруженных сил потребует единодушия среди всех государств-членов ЕС и должно пройти через решение всех национальных парламентов Европы.

Процесс принятия решений в Евросоюзе основан на правиле единогласия и часто сводит европейские амбиции к минимальному результату.

Допустим, будет принято решение об изменении единого договора. Примут вариант, при котором любое решение будет признано принятым на основании большинства голосов. Но даже подобное решение должно быть принято только с положительным голосованием всех 27 европейских стран.

Будут 27 голосов «за»? В нынешних условиях, я сильно сомневаюсь в этом. Конфликт интересов есть уже сейчас. К примеру, Дания категорически против создания европейской армии и воспользуется своим правом вето для блокирования процесса.

Изменение договора и переход к голосованию большинством голосов во внешней политике означает, что у государств-членов ЕС больше не будет права вето, и некоторые из них не захотят так быстро отказаться от него.

Даже если Макрон, как локомотив создания ВС Европы, продавит это решение – он будет отстаивать особые условия для франции. И это логично. Франция — ядерная держава со своими стратегическими интересами во всем мире. Франция не захочет любой военный вопрос выносить на голосование в Европе. Франция самодостаточная. Германия всегда выступала против отправки своих граждан в горячие точки. Принуждение немцев откомандировать в новосозданную европейскую армию своих солдат вызовет серьезные волнения в обществе.

Большая проблема для евроармии – это клиенты Вашингтона в Европе. Речь идет о странах Прибалтики, а также о Польше, Румынии, Болгарии, Чехии и т.д.

Эти страны не видят в Европе защитника. Для них защитник это США.

Они просто будут саботировать любые процессы по созданию европейской армии.

Есть еще непокорная Венгрия во главе с железным Орбаном. Венгрии работа с Россией и Китаем куда ближе, чем с Европой.

Поэтому изменение действующего договора сейчас маловероятно.

Европа не готова к собственной армии. Должно пройти определенное количество времени, которое будет потрачено на длительные переговоры между странами ЕС.

Предположу, что в ближайшем будущем мы не увидим Вооруженные силы Европы, за которые так радеет президент Франции Макрон.

Процесс будет идти долго, но он может на определенном этапе просто заморозится на десятилетия.

Поэтому пока мы будем наблюдать громкие заявления европейских политиков, за которыми не будет никакой конкретики.

Владимир Карасёв, специально для News Front