Байден, Джонсон и контуры нового геополитического расклада

Байден, Джонсон и контуры нового геополитического расклада

Случившийся на этой неделе трансатлантический вояж британского премьер-министра был бы вполне рутинным событием – даже при том, что ему довелось выступать перед Генеральной Ассамблеей ООН, если бы не несколько «но»

Во-первых, Борис Джонсон во время беседы с американским президентом в его овальном кабинете Белого дома попал в практически беспрецедентную ситуацию. В тот момент, когда он начал отвечать на вопрос одного из журналистов, бригада сотрудников отдела по связям с прессой начала с громкими криками выпроваживать весь журналистский пул из кабинета. Джонсон выглядел несколько остолбенело, но до какой степени, — судить трудно, поскольку и у него, и у Байдена маски закрывали пол лица.

Во-вторых, ничего конкретного по поводу заключения торгового договора между США и Соединённым Королевством Байден Джонсону не сказал, хотя у британского премьера именно этот пункт был и остаётся самым «козырным» аргументом в пользу Брекзита. И вообще, относительно вменяемости Джо Байдена возникли серьёзные сомнения, и при том до такой степени, что The Spectator решился на тоже беспрецедентный шаг. В свежем номере журнала опубликована статья главы американской редакции, в которой вопрос о психическом здоровье поставлен ребром без всяких обиняков.

А, в третьих, Джонсон получил очередную порцию ламентаций по поводу его сползания «влево» и предательства заветов Тэтчер. Теперь, вместо более или менее почётного прозвища «британский Трамп» (которое дал ему сам Трамп) или саркастически унизительного – «мини-Трамп» (так окрестила его французская пресса), он начал проходить под кличкой «мини-Байден». С учётом предыдущего пункта эта характеристика выглядит совсем печально, согласитесь.

Однако, по порядку. Конфуз с изгнанием журналистов из Овального кабинета в момент, когда Джонсон произнёс лишь первую фразу в ответ на чей-то вопрос, последствия всё же возымел. Руководитель одного из журналистских объединений, находящихся в президентском пуле, направил формальную жалобу руководителю пресс-службы американского президента хорошо всем знакомой Джен Псаки. В ответ она заявила, что ничего не знала и прозрачно намекнула на то, что Джонсон незапланированно начал отвечать на вопросы. А потому – сам как бы и виноват. То ли пошутила, то ли – она вообще такая. Какой из вариантов ни выбирай – оба хуже.

Потому что американская редактор The Spectator Амбер Эйти (Amber Athey) задалась естественным вопросом: «Вы можете представить себе, какой международный скандал случился бы, если бы британские госслужащие не позволили бы президенту США в его заграничной поездке по собственному желанию отвечать на вопросы прессы»? Я – точно представить себе этого не могу, но попытаюсь, Я предположу, что в этом случае сам американский президент пошёл бы к журналисту, задавшему вопрос – и Буш, и Клинтон, и тем более – Трамп. А вот с Байденом выходит незадача.

Статья А.Эйти показательно беспощадна по отношению к Байдену как человеку, избравшемуся на самый главный пост не только в США, но и во всём мире в возрасте, для этого поста совершенно не подходящем. Это сказывается в том, что он путает или вообще забывает имена своих собеседников. Забыв в очередной раз имя австралийского премьера Скотта Морисона, он обошёлся таким оборотом – «вон тот парень»…

Но ладно бы только проблемы с памятью на лица, отмечает Амбер Эйти. Гораздо хуже то, что Байден, судя по его выступлению на заседании Генеральной Ассамблее ООН, живёт в какой-то собственной реальности. Он заявил, что восстановил хорошие отношения со всеми союзниками США всего через несколько дней после того, как США вместе с Австралией и примкнувшей к ним Великобританией буквально «кинули» Францию почти на 8 десятков миллиардов $ перехватив заказ на строительство атомных подводных лодок. После чего Франция отозвала своего посла из Вашингтона!

И ведь это действительно тревожный симптом, если глава могущественной сверхдержавы, претендующей на монопольное управление миром, заявляет нечто прямо противоположное реальности. Или просто зачитывает то, что ему написали «помощники» де факто управляющие Штатами. Это вынуждает Амбер Эйти – американку – высказаться в адрес своего президента предельно жёстко:

«Ухудшение психического здоровья Байдена может ещё более тяжёлым, чем мы осознаём, если его сотрудники позволяют себе обращаться с мировыми лидерами с вопиющим неуважением, препятствуя им обращаться к прессе. Их действия более приличествуют авторитарному режиму, нежели стране, Конституция которой гарантирует свободу прессы. До сих пор многие члены мейнстримных медиа заявляли, что задавать вопрос о психическом состоянии Байдена – это жестоко. Но ведь значительно хуже делать вид, что ничего не происходит, когда наш Верховный Главнокомандующий регулярно подставляет и унижает нашу страну на мировой сцене?»

Подчеркну – это пишет американка, хотя и является шеф-редактором американской версии британского журнала The Spectator! И её можно понять – «за державу обидно» бывает не только нам. И вот в свете такого описания американского президента как должна теперь восприниматься новая кличка «мини-Байден», которую придумал редактор ежемесячного журнала Spectator World Фредди Грей (Freddy Gray)? Роль впадающего в деменцию Байдена в миниатюре для Бориса Джонсона — явно не выигрышный ангажемент. Хотя его некоторые экстравагантности могут навести независимого наблюдателя на мысль о том, что аналогия с 46-м американским президентом не так уж и безосновательна. До забывания имён иностранных премьеров дело пока не доходит, но, скажем, обещание изменить своё имя Борис на Борей во время выступления перед Генеральной Ассамблеей ООН – это где-то уже на грани!

Конечно, Борис Джонсон всегда отличался особо выразительным и иногда действительно остроумным языком. Но продвигать свою «зелёную» повестку, включающую полный отказ от ископаемого топлива и переход на возобновляемую энергию – в данном случае на энергию ветра – таким игривым способом… Но пока ещё Джонсон всё-таки Борис, вернёмся к вопросу о «мини-Байдене».

Одна из причин, подвигших Фредди Грея на такое уподобление заключается в том, что и собственно Байден, и его «мини» на противоположном берегу Атлантики – фанаты «зелёной повестки». А, как известно, все «зелёные» — в той или иной степени люди левых взглядов. И то, что естественно для демократа Байдена (при всей специфике американской «левизны»), кажется не совсем естественным для консерватора Джонсона. Но, как упорно доказывает сам Джонсон, это становится всё более и более естественным. Его политика наращивания государственного долга, увеличения налогов для дальнейшего совершенствования системы национального здравоохранения, строительства жилья, железных дорог и пр. – всё это фактически есть реализация лейбористской повестки. И, с точки зрения ортодоксальных тэтчеристов – есть отход от консервативных принципов, ведущий к самоликвидации тори.

Как заключил один британский политический журналист, теперь в стране есть не две, а одна партия, имеющая общий взгляд на экономику, но разные взгляды на культуру. Разумеется, это звучит красиво, но всё же является сильным преувеличением. Фредди Грей, находя сходства между Байденом и Джонсоном, ссылается на то обстоятельство, что оба политика сильно выигрывают, имея в качестве оппозиции разрозненные и обескураженные «силы». Республиканцам на промежуточных выборах 2022 года предстоит доказать, что проигрыш президентских выборов и полный захват Конгресса демократами их не сломили. А лейбористам, разгромленным на выборах в декабре 2019 г. придётся решать такую же задачу на, предположительно, досрочных выборах через 20 месяцев. Но пока – всё вроде бы благополучно.

Однако, Фредди Грей предупреждает:

«Но отсутствие успешной оппозиции – не то же самое, что успех. Что делать с энергетическим кризисом, с проблемой нелегальной иммиграции, с Афганской позорной эпопеей и с тем же Ковидом? Эти проблемы в умах многих избирателей связываются с Борисом и Байденом. И преобладающее впечатление таково: они [то есть Джонсон и Байден] не знают, что они делают».

Нет, у Фредди Грея нет результатов опросов на этот счёт. Так что его оценку состояния умов американской и британской публики можно считать сугубо субъективной. Но и в этом случае она – прямой повод насторожиться. Потому то, когда не знающие, что они делают Байден, «вон тот парень» австралийский премьер Скотт Моррисон и Борис/Борей Джонсон соображают «на троих» пакт, получивший название AUKUS (Australia+United Kingdom+United States), для того, чтобы сдерживать Китай в Азии, это действительно означает не что иное, как рождение «нового мирового порядка».

Об этом вполне справедливо и своевременно пишет редактор политического отдела The Spectator Джеймс Форсайт (James Forsyth), констатируя, что короткий флирт с Си Цин Пинем во время его визита в Великобританию в 2015 году был лишь временной девиацией. И теперь шесть лет спустя Британия на ближайшее тридцатилетие с внешнеполитической стратегией определилась окончательно. В прочной связке с США на защите Австралии против Китая. А по поводу того, сознают или нет американо-британские «родители» этого пакта, что они в действительности делают, Дж.Фрейзер приводит мнение некоего «британского источника»: «Отношения имеют очень глубокую основу, так что они выживут независимо от того, какие дуют политические ветры».

Анонимный источник кажется любителем игры слов и несомненным остроумцем, если вспомнить обещание (шуточное конечно) Джонсона назвать себя Бореем, то есть «Ветром». Но на самом деле речь идёт о долгосрочном и предельно амбициозном проекте, который можно было бы обозначить как «Британская империя 2.0». Трудно отделаться от впечатления, что США, попытавшиеся в постсоветскую эпоху учредить свою абсолютную монополию на глобальное управление в одиночку, буквально «проспали» возрождение мощного (в военном смысле) конкурента в лице России и рождения не менее мощного (экономически прежде всего) конкурента в лице КНР, решили сделать ставку на англо-саксонский альянс. А с учётом того, что Соединённое Королевство является ещё и формальным лидером Commonwealth (куда входят все англоязычные государства мира), то получается весьма интересная картина.

Отчасти это контуры того геополитического расклада, который Джордж Оруэлл описал в романе «1984». Но, в тоже время, этот антикитайский пакт отсылает ещё к более раннему пророчеству на эту тему – к «Краткой повести об Антихристе», приложенной к «Трём разговорам» Вл.С.Соловьёва (1900 г.). Не вредно перечитать. Особенно нам – русским. Ведь Дж.Форсайт специально подчёркивает, что «этот пакт не зависит от персональной химии между лидерами» и что «оборонное и технологическое сотрудничество между этими тремя странами продолжится независимо от того, насколько хорошо это будет получаться у обитателей Белого Дома, Даунинг-стрит и Лоджии». Для нас эта новая геополитическая реальность – вызов. Но и – шанс.

Леонид Поляков, ПолитАналитика