Зеле'/></noscript> <style type= #content_rb_119478 { min-height:215px; } #content_rb_119475 { min-height:165px; } .code-block-1 { display:flex !important; clear: none !important; } .code-block-2 { display:flex !important; clear: none !important; } figure { padding: 0px; margin: 0px 0px 15px 0px; max-width: 100%; height: auto; } iframe { max-width: 100%; height: 500px; } @media screen and (max-width: 600px) { #content_rb_119478 { min-height:0px; height:0px; } #content_rb_119475 { min-height:0px; height:0px; } .player__container { width: 375px !important; height: 400px; } iframe { height: 250px; } } .player__container { width: 100% !important; height: 500px; } .single .all-news__inner .article { border-top: 1px solid #ccc; padding-top: 20px; margin-top: 10px; } .sidebar-news { font-weight:500; } .sidebar-news-block { background: #f3f5f7; } .sidebar--f-l { padding-bottom: 15px; } .lazyloaded{ max-height: 450px; object-fit: contain; } .nocrop { object-fit: contain !important; } #buttonup { display: inline-block; background-color: #263238; width: 60px; height: 60px; text-align: center; border-radius: 4px; position: fixed; bottom: 30px; right: 30px; transition: background-color .3s, opacity .5s, visibility .5s; opacity: 0; visibility: hidden; z-index: 1000; padding: 12px; } #buttonup::after { font-size: 1em; line-height: 60px; color: #fff; } #buttonup:hover { cursor: pointer; background-color: #52585a; } #buttonup:active { background-color: #555; } #buttonup.show { opacity: 1; visibility: visible; } .btn-load-more { width:100%; } .entry-title { margin-top: 15px; } .yarpp-related h3 { padding: 0 17px!important; } .main-head--mb15 { margin-bottom: 15px!important } .videobutton{ background: rgb(210,23,3); background: linear-gradient(90deg, rgba(210,23,3,0.4) 0%, rgba(38,50,56,0.3) 73%); } .videobutton a:hover { color: #fff!important; } .article-link { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .article-link:hover { -webkit-filter: brightness(60%);} .top-news__main { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .top-news__main:hover { -webkit-filter: brightness(60%);} .video-list__img { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .video-list__img:hover { -webkit-filter: brightness(60%);}

Зеленский должен ответить за высокие цены на газ – экс-нардеп Мураев

Зеленский должен ответить за высокие цены на газ – экс-нардеп Мураев

Бывший депутат Верховной Рады Евгений Мураев заявил, что президент Украины Владимир Зеленский должен нести ответственность за высокие цена на голубое топливо для жителей страны, пишет РИА Новости.

«Не хочется идиотов у власти называть идиотами и реально говорить, чем это закончится. Сегодня газ уже за 800 долларов. А можно задать вопрос Нафтогазу, [Владимиру] Зеленскому, [Дмитрию] Шмыгалю. Чем они думали? Почему мы будем теперь покупать по цене, которая поставит на колени всю нашу промышленность и население?», — сказал политик в эфире телеканала «Наш».

По его словам, цены на газ для простых украинцев отчасти резко поднялись по причине того, что украинские газовые хранилища практически пусты. До конца года необходимо заполнить из примерно десятью миллиардами кубометров, что повлечет за собой очередное подорожание коммунальных услуг. Как ранее сообщал News Front, одной украинке даже пришлось взять кредит, чтобы оплатить услуги ЖКХ.

Мураев подчеркнул, что Москва предлагала Киеву заключить контракт на прямую поставку газа на уровне 175 долларов за тысячу кубометром, однако украинские власти отказались от такого предложения и вынуждают жителей страны переплатить около шести миллиардов долларов.

«Вот к чему ведет глупая, псевдопатриотическая, недальновидная, непрагматичная и неэгоцентричная политика нашей власти […] Если понимать перспективу, которую они своими нерадивыми действиями заложили на несколько лет вперед, и, если они ее реализуют, то у нас печальная перспектива», резюмировал экс-нардеп.