Зацикленность России на спорах о нефти и газе — это ловко вброшенный Западом фейк

Зацикленность России на спорах о нефти и газе — это ловко вброшенный Западом фейк

Запасы газа в России являются самыми крупными в мире, их хватит более чем на век, отметил председатель правления «Газпрома» Алексей Миллер, выступая на 24-м годовом общем собрании Международного делового конгресса

По его словам, некоторые месторождения из тех, что в настоящий момент «Газпром» обустраивает на Ямале, будут работать до 2132 г., «перспективы поставок трубопроводного газа очень большие». Миллер также подчеркнул, что проработка проекта газопровода «Сила Сибири — 2» позволяет осуществлять экспортные поставки газа из Западной Сибири, как на запад, так и на восток.

По странному совпадению, как только прозвучали эти заявления Алексея Миллера, в Европе начался очередной антироссийский шабаш. Депутаты Европарламента обвинили «Газпром» в том, что по его вине в странах ЕС образовался дефицит газа и в результате цены на «голубое топливо» выросли в два-три раза. И пригрозили превратить уже построенный «Северный поток — 2» в «инвестиционную руину».

Больше всех в ЕС истерят по поводу нехватки газа и высоких цен на него поляки и прибалты — те самые, что всегда жаловались на «Газпром», который якобы поставляет чересчур много газа в то время как Европа решила полностью отказаться от российских углеводородов. Комментируя эту абсурдную ситуацию, немецкий политолог Александр Рар заметил, что, несмотря на постоянные крики о том, «что надо прям сегодня-завтра отказаться от угля, от газа, от нефти и так далее» Европа по-прежнему топит углем и сжигает газ. А альтернативные источники энергии не работают, так как слишком зависят от погодных условий, констатировал Рар. В то же время бурный рост цен на газ наблюдается не только в Европе, но и в Азии, и в США. Что, «Газпром» и там руку приложил?

В европейские «хоровые пения» на газпромовскую тематику вступили и считающие себя российскими либералы. Они сразу затянули свои привычные мантры про «нефтяную иглу» и «газовое проклятие» России, которая якобы настолько зависима от поставок газа (и нефти) в Европу, что без оных просто пропадет.

Этот расхожий стереотип, который несколько десятков лет вбивался в головы россиян, должен убедить нас в том, будто доходы от сырьевой сферы являются определяющими для всей экономики и критически влияют на уровень ВВП.

Действительно, так было. Экономика России могла считаться «нефтяной» («газовой») в году этак двухтысячном, после того как поработало либеральное правительство Ельцина, и своими антироссийскими действиями снизило уровень ВВП страны на 60%, добилось остановки многих производств, ввело страну в социально-экономический штопор. Однако за последние двадцать лет Россия по многим параметрам сумела восстановиться. Более того, в Росстате отмечали, что доля нефтегазового сектора в российском ВВП в 2020 г. составила 15,2% ( 16,3 трлн руб.). Зачем же лгут наши либеральные доброхоты?

Здесь все дело в том, что зацикленность на спорах о нефти и газе, о сырьевой экономике — это ловко вброшенный Западом в общественный дискурс фейк, точнее – одна из пропагандистских уловок, предпринимаемая с тем, чтобы внушать нам «комплекс аутсайдера», не способного к созиданию.

На самом же деле, роль нефти (а также газа и прочих ресурсов) в общеэкономической системе России, далеко не так значима, чтобы считаться критической, велика она лишь в экспортной составляющей, да и то относительно.

Когда я слышу очередную говорильню, направленную на «промывку мозгов» с тем, чтобы убедить нас, будто «нефтяная» («газовая») экономика является признаком отсталой страны, то могу лишь подивиться их лицемерию, поскольку развитый сектор производства энергоносителей — это высокотехнологичный комплекс экономики с такой сложнейшей составляющей, как геологоразведка и налаживание добычи. И второе: век нефти и газа не вечен, настанет время, и углеводородное горючее уже не будет необходимо миру в таких количествах, как сейчас, и случится это раньше, чем в недрах закончится нефть, потому сегодня добыча и продажа энергоресурсов — это выгодный и своевременный тип развития экономики. И надо давать Европе столько нефти и газа, сколько она сможет «проглотить». Вместе с тем европейские чиновные болтуны вкупе с «нашими» либералами пытаются лишить страну заслуженных доходов, отсюда и все их вопли. При том что европейские недра пусты, и ЕС вынужден экспортировать большинство полезных ископаемый из других стран мира, а нефть, газ и даже уголь, прежде всего, — из России.

Недавно глава Минприроды РФ Александр Козлов рассказал, что обеспеченность всех запасов нефти при текущей добыче составляет около 60 лет. По его словам, существуют месторождения, которые высвобождаются, а есть такие, которые еще не получили полную нагрузку. «Нужно развивать геологоразведку, в том числе в труднодоступных местах. Перед нами стоит задача загружать Северный морской путь»», — цитирует Козлова РИА Новости. Но иностранные партнеры России не дают возможности применять определенные технологии. И причина понятна: чтобы снизить конкурентноспособность отрасли. По данным Федерального агентства по недропользованию, в России рентабельными (на октябрь 2019 г.) оставались 67% извлекаемых запасов нефти, то есть их добыча является экономически оправданной. Всего в стране насчитывается 2,7 тыс. нефтяных месторождений общим объемом 28,9 млрд тонн.

В структуре российского бюджета на 2021 г. налоги от добычи полезных ископаемых должны принести более четверти всех доходов казны. То есть 25% бесплатного здравоохранения, образования, пенсий и социальных выплат будут профинансированы из прибыли, получаемой государством после освоения недр России.

Об этом ранее «РГ» рассказал заместитель министра природных ресурсов и экологии — руководитель Федерального агентства по недропользованию Роснедра Евгений Киселев. Он отметил, что в Восточной Сибири и в восточных морях Арктики возможны открытия крупных месторождений нефти и газа.

Вместе с тем мир сейчас находится на старте эпохи водорода. Она, эта эпоха, диктует жесткие правила, не считаться с которыми непростительно глупо. Как так же глупо полагать, будто альтернативные источники энергии и, соответственно, уменьшение выбросов т.н. парниковых газов позволят избежать глобального потепления климата. Это вроде как пытаться «штопать» озоновые дыры над Антарктидой льняными заплатками. Но при всем при этом крупнейший потребитель углеводородов Китай, где с экологией дела плохи, стал также лидером по мощности солнечной энергетики, а по ветряной превзошел вместе взятые ЕС, Африку, Ближний Восток и Латинскую Америку. Поднебесная намерена к 2060 г. стать полностью декарбонизированной страной.

Государства Западной Европы поставили перед собой более короткие сроки, а 800 городов планеты вообще обязались свести выбросы CO2 к нулю. Уже и Москва рассматривает возможность широкого использования для пассажирских перевозок водородных машин, у которых масса преимуществ перед электрическими, не говоря уже о дизельных. По расчетам Минэнерго РФ, наша страна сможет к середине столетия получать от экспорта водорода, в зависимости от спроса, от 23 до 100 млрд долл. выручки в год; ближайшая цель — к 2030 г. занять пятую часть мирового рынка водорода. И это вполне реальные планы.

Европа обладает довольно-таки разнообразными ресурсами топливного, минерального и энергетического сырья. Но практически все залежи полезных ископаемых на европейской территории разрабатываются настолько давно, что находятся на грани истощения. Поэтому этот регион больше остальных в мире нуждается в импорте ресурсов. Отсюда неуемное желание европейцев отобрать у России все ее полезные ископаемые. И очевидно, что вероятность повторения очередного Drang nach Osten пока остается…

Наконец, европейцы первыми в мире пошли по пути промышленного развития, что привело не только к значительному истощению всех видов ресурсов, но и к ухудшению экологии. Большую часть воды используют промышленные предприятия и сельское хозяйство. Долговременное бесконтрольное использование водных ресурсов привело к их истощению. К настоящему времени сложилась крайне неблагоприятная экологическая обстановка — большинство европейских рек и озер сильно загрязнены. Во всех странах Европы наблюдается острый дефицит пресной воды. Таким образом, одержимость европейцев в вопросах экологии, их стремление заменить все углеродное топливо «зеленой энергетикой», и главное, навязать свое видение «зеленого» будущего, прежде всего, России, имеет давнюю историю.

Но играя с европейцами в их «климатические игры», в России не сбрасываются со счетов и т.н. традиционные виды топлива.

Замминистра энергетики Анатолий Яновский в интервью «Российской газете» сказал, что до 2035 г. намечается освоение целого ряда угольных месторождений в новых регионах: в Якутии, Тыве, Хакасии, Забайкальском крае, Амурской и Кемеровской области. Получит также развитие добыча на уже освоенных месторождениях в Кузбассе и Новосибирской области. Кроме того, до настоящего времени остается нераскрытым колоссальный потенциал Канско-Ачинского месторождения. Именно эти проекты и будут обеспечивать загрузку развивающейся железнодорожной и портовой инфраструктуры, прежде всего, на востоке страны.

Инфраструктура на востоке, кроме прочего, нужна для увеличения экспорта угля в страны АТР. По запасам угля, кстати, РФ занимает второе место в мире. Попутно заметим, что третье место России досталось за золотые месторождения. Закономерно, что восточное направление поставок считается приоритетным, но наши мощности ограничены пропускной способностью БАМа и Транссиба, модернизация которых сейчас ведется.

Скажем прямо: природные запасы важны не только для экономики страны, но, прежде всего, для элементарного выживания населения. Без пищи, воды выжить невозможно. Без топлива трудно согреться зимой. Поэтому все страны мира регулярно подсчитывают, сколько у них осталось природных запасов. Россия не является исключением. Наша страна считается самой богатой природными ресурсами. Их общая стоимость составляет более 75 трлн долл., из них: 28,5 — это древесина, 19 — газ, 7 — нефть. Сельскохозяйственные земли, лесные территории — главное богатство России. Здесь наша страна лидирует и уверенно обгоняет США и Бразилию. А Китай с Индией где-то далеко позади. По производству зерновых Россия опережает даже США.

Естественно, у стран, которые владеют большими запасами природных ресурсов, всегда неоднозначное положение в мире. С одной стороны, с такой страной выгодно иметь партнерские отношения: авось, удастся получить дармовой кусок от чужого пирога (мечтами о такой возможности десятилетиями живут, например, Украина и страны Прибалтики). С другой стороны, страна с мощными запасами может представлять якобы угрозу для государств, нуждающихся в природных ресурсах, что наиболее ярко проявляется в отношении Европы к России. В результате создается конфликт, который «вдохновляет» на разнообразные неоднозначные действия.

По сути своей, любая война — это форма экономической политики. Следовательно, без сильной армии, как всегда и было, по-прежнему не обойтись. Что же привлекает к России взоры современных хищников?

Именно в этом контексте нелишне будет ознакомиться с общими характеристиками, в частности, российского энергетического сектора, который является одним из ключевых на мировом энергетическом рынке. Россия занимает 4-е место в мире по потреблению энергоресурсов после Китая, США и Индии (5% мирового потребления); 3-е по производству энергии после Китая и США (10% мирового производства); 1-е по экспорту природного газа (16% мирового экспорта газа); 2-е место по экспорту нефти после Саудовской Аравии (11% мирового экспорта нефти); 3-е место по экспорту угля после Австралии и Индонезии (12% мирового экспорта угля). Как видите, нам есть что защищать.

В недавнем интервью «Российской газете» глава Минприроды Александр Козлов оценил объемы ресурсов России в арктических морях. Он заявил: «Ресурсы акваторий оцениваются в 15,7 млрд тонн нефти, 91,7 трлн кубометров газа и 4,7 млрд тонн конденсата… для перевода потенциала в запасы необходима геологоразведка». По его словам, в настоящее время в арктических морях — Лаптевых, Восточно-Сибирском, Чукотском, Беринговом — практически отсутствует буровая изученность, а степень разведанности ресурсов не превышает 3%.

Очевидный тренд энергетики не так давно был подчеркнут заявлениями президента Путина: «Газпром» обязан развернуться на внутренний рынок. И именно внутренние рынки должны стать для него главными. Вполне вменяемая, кстати, не только политическая, но и экономическая позиция. Этой зимой «Газпром» должен направить в российские хранилища почти столько же природного газа, сколько компания сейчас поставляет в Западную Европу (23% от его общих поставок в сутки), и у компании есть два месяца, чтобы восполнить истощенные запасы (40 млрд куб. м) до целевых 80 млрд куб. м, что потребует прокачки газа в объеме, равном 80% от суточного экспорта компании в Западную Европу. А Европа? Она, я думаю, может подождать, когда речь идет об интересах России. Как ждала, бывало, когда русский царь ловил рыбу.

Но мы сейчас находимся в странном положении: наша страна действительно является богатой, в ней есть реальные производства, и общий уровень ненефтяных доходов мог быть бы гораздо выше, если бы значительная часть формально государственных денег не утекала из страны.

Эта финансово-экономическая модель была нам навязана извне еще в ельцинский период, и изменить ее при всем старании властей пока не удается. Видимо, этому препятствуют чересчур могучие геополитические силы.

При этом рост российской экономики был достигнут не только и не столько за счет «нефтегазового фактора», сколько за счет восстановления производственной активности. Все последние годы мы наращивали экспорт — вертолетов, турбин, энергетических установок, вооружений и всего прочего, что входит в нашу нишу международного разделения труда, а не только нефти и газа. Проблема российской экономики состоит не в «сырьевом характере» ее экспортной модели, а в ее модели налоговой, и как следствие, социальной политики, а также в нескольких, тесно связанных с этим подсистемах.

Если нам чего и нужно модернизировать, то, в первую очередь, — механизмы социальной справедливости и перераспределения доходов от производства, а также систему обязательного инвестирования средств в развитие.

Россия, согласно Конституции, — это социальное государство, и необходим реальный возврат к его социальной модели. А все разговоры о «нефтяной игле» и «газовом проклятии» оставим для слабонервных либералов и их западных покровителей. Как говорится, собака лает — ветер носит…

Валерий Панов, Столетие