Рост'/></noscript> <style type= #content_rb_119478 { min-height:215px; } #content_rb_119475 { min-height:165px; } .code-block-1 { display:flex !important; clear: none !important; } .code-block-2 { display:flex !important; clear: none !important; } figure { padding: 0px; margin: 0px 0px 15px 0px; max-width: 100%; height: auto; } iframe { max-width: 100%; height: 500px; } @media screen and (max-width: 600px) { #content_rb_119478 { min-height:0px; height:0px; } #content_rb_119475 { min-height:0px; height:0px; } .player__container { width: 375px !important; height: 400px; } iframe { height: 250px; } } .player__container { width: 100% !important; height: 500px; } .single .all-news__inner .article { border-top: 1px solid #ccc; padding-top: 20px; margin-top: 10px; } .sidebar-news { font-weight:500; } .sidebar-news-block { background: #f3f5f7; } .sidebar--f-l { padding-bottom: 15px; } .lazyloaded{ max-height: 450px; object-fit: contain; } .nocrop { object-fit: contain !important; } #buttonup { display: inline-block; background-color: #263238; width: 60px; height: 60px; text-align: center; border-radius: 4px; position: fixed; bottom: 30px; right: 30px; transition: background-color .3s, opacity .5s, visibility .5s; opacity: 0; visibility: hidden; z-index: 1000; padding: 12px; } #buttonup::after { font-size: 1em; line-height: 60px; color: #fff; } #buttonup:hover { cursor: pointer; background-color: #52585a; } #buttonup:active { background-color: #555; } #buttonup.show { opacity: 1; visibility: visible; } .btn-load-more { width:100%; } .entry-title { margin-top: 15px; } .yarpp-related h3 { padding: 0 17px!important; } .main-head--mb15 { margin-bottom: 15px!important } .videobutton{ background: rgb(210,23,3); background: linear-gradient(90deg, rgba(210,23,3,0.4) 0%, rgba(38,50,56,0.3) 73%); } .videobutton a:hover { color: #fff!important; } .article-link { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .article-link:hover { -webkit-filter: brightness(60%);} .top-news__main { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .top-news__main:hover { -webkit-filter: brightness(60%);} .video-list__img { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .video-list__img:hover { -webkit-filter: brightness(60%);}

Рост стоимости газа привел к закрытию заводов на Украине

Рост стоимости газа привел к закрытию заводов на Украине

Резкий скачок цен на голубое топливо приведет к глубоком экономическому кризису на Украине. Уже сегодня из-за повышения стоимости газа начали закрываться крупные промышленные предприятия, пишет украинское издание «Вести».

Напомним, что цена газа на европейских рынках превысила 900 долларов за тысячу кубометров. По мнению аналитиков, причиной такого роста цен стали глобальная смена географии поставок газа и низкий уровень запасов в хранилищах Европы.

«По электроэнергии мы видим, что уже идет расконсервирование угольных станций. Ведь налоги на выбросы уже перекрываются высокой ценой на газ. А так как уголь выступает альтернативой газу, мы видим рост цен и на него. Украинские заводы останавливают работу», — отметил энергетический эксперт Валентин Землянский.

По его словам, Одесский припортовый завод, а также Одесский завод удобрений остановили свою работу. Глава Ассоциации собственников малого и среднего бизнеса Украины Руслан Соболь заявил, что собственники до сих пор не получили новые тарифы на коммунальные услуги для бизнеса. Он отметил, что высокая стоимость энергоносителей делает украинские товары неконкурентоспособными.

«При одновременном повышении цен на газ и свет стоимость товаров и услуг в среднем вырастет на 15%. Вслед за ними поднимутся тарифы на бензин и перевозки. Уже сегодня в Киевской области наблюдается перебор с ценообразованием. И естественно, это прямо ложится на конечную стоимость продукта для потребителя», — подчеркнул он.