Mysl Polska: Что такое Украина?

Mysl Polska: Что такое Украина?

Этот вопрос только на первый взгляд кажется странным, ведь каждый должен знать, что Украина — это страна, и не просто страна, ведь это вторая по площади территория в Европе. Однако все больше людей, и не только политиков, поднимают вопрос о том, что такое Украина. Именно сами украинцы больше всего заинтересованы в этом вопросе и спорят о нем

С самого начала возникла проблема, как определить Украину. Сам термин существовал уже во времена Киевской Руси и означал пограничную территорию. На Западе о существовании Украины, как географического понятия, узнали из книги французского инженера Гийома (Вильгельма) Ле Вассёра де Боплана, который на службе у польского короля Владислава IV до середины XVII века побывал на территории нынешней Украины, где строил укрепления, составлял карты и боролся с казацким восстанием Павлюка.

На опубликованной им карте он описал Украину как Дикие поля (Camporum Desertorum vulgo Ukraina). И в свою книгу, которая была издана на многих языках (включая французский, английский и немецкий), он включил описание этих земель и дал более сложное определение Украины, уже в названии: (Описывая Украину, которая образована многочисленными провинциями Польского королевства, лежащими между границами Московии и Трансильвании…). Мы видим, что границы этой Украины не были точно описаны. Со временем в Республике три области считались «украинскими»: Киевская, Брацлавская и Черниговская. Однако даже в Гадяцкой унии предусмотренная там третья часть Содружества, состоящая из этих провинций, должна была называться Великим княжеством Рутения, а не Украина.

С самого начала название Украина функционировало как нечто неопределенное, и никто не рассматривал ее как территорию, которая может представлять собой не только отдельное государство, но даже провинцию другого государства, существующую в реальных границах.

Тем не менее, из книги Боплана Запад узнал, что где-то там, в конце Европы, есть Украина. С середины XVII века районы этой Украины стали входить в состав России и называться Малороссией.

Однако Украина не была полностью забыта, и даже произошли значительные качественные изменения. Появились украинцы. Это понятие ввел в европейский оборот граф Ян Потоцкий, известный писатель, путешественник, первый польский аэронавт (он первым совершил полет на воздушном шаре) и автор известного романа «Сарагосская рукопись».

В своей работе, опубликованной в Германии в 1795 году — Fragments historiques et géographiques sur la Scythie, la Sarmatie et les Slaves, recueillis et commentés — описывая восточные области Европы, он упоминает украинцев, которых также называют малороссами, или народом Малороссии (Les Ukrainiens que l’on appelle aussi Malo-Rossiens où gens de la petite Russie). Таким образом, мир узнал, что, возможно, были и украинцы, или малороссы.

Пока не было письменного украинского языка, но со временем он появился, хотя еще долго шли споры о том, какой алфавит использовать.

Гораздо сложнее было идентифицировать украинцев как нацию и еще сложнее построить такое государство. Здесь большую помощь оказали политики и военные из других стран. Граф Франц Стадион, австрийский губернатор Галиции, создал так называемый Главный русинский совет и, таким образом, был признан тем, кто «изобрел» украинскую национальность. Создание первого украинского государства произошло в 1918 году по случаю заключения Брестского договора. Здесь наибольшая заслуга принадлежит немецкому генералу Максу Гофману, который позже, в интервью Daily Mail, хвастался: «В действительности Украина — дело моих рук (…) Никто, кроме меня, не создавал Украину для того, чтобы иметь возможность заключить мир хотя бы с одной частью России».

Этот инцидент, вероятно, определил большую симпатию украинских политиков к Германии, которая, похоже, сохранилась до сегодняшнего дня.

Это событие, создание украинского государства немцами во время Первой мировой войны, после революции в России, создало свершившийся факт, который большевики должны были принять во внимание, и они продолжили функционирование определенной, хотя и несовершенной, украинской государственности в форме УССР. Ее границы постоянно расширялись, и последний такой акт произошел в 1954 году, когда Хрущев решил включить Крым в состав Украины. Следует также добавить, что украинские политики были очень влиятельны в СССР, и среди руководителей этого государства было два украинца (Хрущев и Брежнев), а также три человека с украинскими корнями (Ленин, Черненко и Горбачев).

Вышеизложенное несколько проясняет, откуда взялась Украина, но что она представляет собой сегодня, до сих пор не совсем понятно. Эта дискуссия все еще продолжается, в том числе и в украинской элите. Если ассоциировать нынешнее украинское государство с определенным политиком, то наиболее подходящим будет президент Леонид Кучма, который, как никто другой, занимал пост президента целых два срока, в течение десяти лет.

Он написал книгу под названием «Украина — не Россия», в которой высказал много интересных тезисов. Само название говорит о том, что раньше было нормальным иметь подход, связывающий Россию и Украину, но теперь он, похоже, ставит это под сомнение. В частности, в России и сегодня распространено убеждение, что русские, украинцы и белорусы — триединый народ. Президент Путин недавно напомнил нам об этом. Более того, этому не противоречат социологические исследования, проведенные на Украине, где недавно выяснилось, что 41% опрошенных согласились с заявлением Путина о том, что русские и украинцы — один народ.

В этом отношении наблюдается большой региональный разброс, а в областях, которые иногда называют Новороссией, доля положительных ответов превышает половину (65% на востоке и 56% на юге соответственно). Западная Украина (Галичина и Волынь) резко контрастирует с этим — всего 22% утвердительных ответов. Если бы, с другой стороны, в опрос были включены также Крым, включенный в состав России, и территории республик Донбасса, не контролируемые правительством в Киеве, то, вероятно, оказалось бы, что общее разделение в два раза меньше, или даже преимущество на стороне сторонников одной нации. Что еще хуже для киевского правительства, оказалось, что наибольшее число сторонников единого государства — среди респондентов в возрасте 18-29 лет, тех, кто уже воспитывался при независимой Украине.

Поэтому нет веских оснований для утверждения, что Украина — это не Россия. В то же время, оснований для утверждения, что Украина настроена против России, еще меньше. К такому подходу в основном подталкивали организаторы и сторонники двух майданов в Киеве, которые считали, что их скоро примут в структуры ЕС и НАТО и что для этого достаточно провести несколько демонстраций под лозунгами «Україна — це Європа» (Украина — это Европа).

Несмотря на поощрения, обещания и действия польских политиков, среди которых выделялись президенты Александр Квасьневский и Лех Качиньский, ничего подобного не произошло. Украина не получила никаких конкретных перспектив членства в НАТО или ЕС, а единственным выигрышем для рядового гражданина, также полученным в основном благодаря польским усилиям, является возможность безвизовых поездок в страны ЕС и реальная возможность работать в Польше. Это также имело большое значение для стабилизации новой системы власти в Киеве, поскольку активные и разочарованные постмайдановским режимом люди могли поехать работать в Польшу вместо того, чтобы протестовать и мешать властям.

Несмотря на такую мощную поддержку украинских властей, Польша не получила ничего взамен. Украина даже заблокировала эксгумацию и захоронение польских жертв геноцида, совершенного ОУН-УПА*, что является варварством. С другой стороны, такое демонстративное игнорирование польских требований украинской стороной в конечном итоге может быть нам на руку, поскольку оно раздражает и отбивает у польских властей и политиков охоту к дальнейшему участию на стороне Украины, что не приносит нам никакой пользы. Пустые лозунги типа «Без свободной Украины не может быть свободной Польши», которые, вероятно, были запущены г-ном Квасьневским, уже никого не убеждают.

До сих пор Украина была твердо привержена Германии, а теперь узнала, что интересы Украины ничего не значат для Германии, как это видно, например, на примере газопровода NS2. То же самое относится и к США, и это наиболее четко выразил президент Байден, отвечая президенту Зеленскому на вопрос о стремлении Украины в НАТО: «Я считаю, что вы должны быть там, но это не только мое решение». Я думаю, что на этом дело закрыто, и никакие писания в украинской конституции не помогут.

То же самое можно сказать и о членстве в ЕС. Ни один политик из значимой страны ЕС не потрудился дать ответ Зеленскому или провести брифинг, но это сделал президент маленького эстонского государства Керсти Кальюлайд, дав понять, что Украине придется ждать двадцать лет. В наше время это очень большой срок, и, как говорится в шутке, к тому времени может оказаться, что «либо собака будет мертва, либо вы будете мертвы».

Мы находимся в ситуации, когда мы не знаем, является ли Украина Россией или нет, но мы можем с большей уверенностью утверждать, что это не та Европа, в которую украинская элита хотела бы войти, а тем более черпать из нее средства.

Возможно, еще проще предсказать, что произойдет с Украиной в будущем. Здесь тенденции определенно в одном направлении. В 1993 году в Украине проживало более 52 миллионов человек. Сегодня ожидается, что он составит чуть более 41 миллиона. Это снижение на 11 миллионов человек всего за 27 лет. Даже нынешняя цифра в 41 миллион является весьма неопределенной, поскольку она основана только на официальных оценках (перепись населения не проводилась уже двадцать лет), в то время как по другим оценкам, с учетом массового исхода, на территории, контролируемой правительством в Киеве, постоянно проживает не более 30 миллионов человек. Даже официальные данные свидетельствуют о катастрофическом состоянии демографии в стране: людей умирает почти в три раза больше, чем рождается (в первой половине этого года умерло 349 000 человек, а родилось только 132 000).

Если к этому добавить данные последних опросов, согласно которым до 40% украинцев переехали бы на постоянное место жительства в другую страну, если бы могли, то становится ясно, что наиболее вероятное будущее Украины — это видение Дикой местности — Camporum Desertorum vulgo Ukraine — как красиво написал на латыни француз де Боплан много веков назад.

Mysl Polska

*- запрещенная на территории РФ организация