Евро'/></noscript> <style type= #content_rb_119478 { min-height:215px; } #content_rb_119475 { min-height:165px; } .code-block-1 { display:flex !important; clear: none !important; } .code-block-2 { display:flex !important; clear: none !important; } figure { padding: 0px; margin: 0px 0px 15px 0px; max-width: 100%; height: auto; } iframe { max-width: 100%; height: 500px; } @media screen and (max-width: 600px) { #content_rb_119478 { min-height:0px; height:0px; } #content_rb_119475 { min-height:0px; height:0px; } .player__container { width: 375px !important; height: 400px; } iframe { height: 250px; } } .player__container { width: 100% !important; height: 500px; } .single .all-news__inner .article { border-top: 1px solid #ccc; padding-top: 20px; margin-top: 10px; } .sidebar-news { font-weight:500; } .sidebar-news-block { background: #f3f5f7; } .sidebar--f-l { padding-bottom: 15px; } .lazyloaded{ max-height: 450px; object-fit: contain; } .nocrop { object-fit: contain !important; } #buttonup { display: inline-block; background-color: #263238; width: 60px; height: 60px; text-align: center; border-radius: 4px; position: fixed; bottom: 30px; right: 30px; transition: background-color .3s, opacity .5s, visibility .5s; opacity: 0; visibility: hidden; z-index: 1000; padding: 12px; } #buttonup::after { font-size: 1em; line-height: 60px; color: #fff; } #buttonup:hover { cursor: pointer; background-color: #52585a; } #buttonup:active { background-color: #555; } #buttonup.show { opacity: 1; visibility: visible; } .btn-load-more { width:100%; } .entry-title { margin-top: 15px; } .yarpp-related h3 { padding: 0 17px!important; } .main-head--mb15 { margin-bottom: 15px!important } .videobutton{ background: rgb(210,23,3); background: linear-gradient(90deg, rgba(210,23,3,0.4) 0%, rgba(38,50,56,0.3) 73%); } .videobutton a:hover { color: #fff!important; } .article-link { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .article-link:hover { -webkit-filter: brightness(60%);} .top-news__main { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .top-news__main:hover { -webkit-filter: brightness(60%);} .video-list__img { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .video-list__img:hover { -webkit-filter: brightness(60%);}

Евроссора: Варшаву обязали выплатить Праге огромные компенсации за угледобычу

Евроссора: Варшаву обязали выплатить Праге огромные компенсации за угледобычу

Польская сторона отказывается платить за добычу угля на шахте Туров, которая расположена у границы Чехии.

Об этом заявил заместитель министра юстиции Польши Марцин Романовский, сообщает EADaily. Ранее Европейский суд постановил, что Варшава должна выплачивать по 500 тысяч евро за каждый день угледобычи. Однако поляки предписание суда выполнять не собираются.

Конфликт разгорелся в феврале 2021 года, когда Чехия обратилась в Евросуд с жалобой на Польшу относительно расширения угледобывающего карьера «Туров» в Богатыне Дольношлёнского воеводства. По заявлениям Праги, деятельность соседнего государства оставила их фермеров без воды, а также вредит окружающей среде. В социальных сетях даже появились обвинения, что поляки «оккупировали» Чехию, прорыв туннели под ее территорией.

Судья ЕС Росарио Сильва де Лапуэрта поддержал в конфликте Чехию и решил наказать поляков материально. Однако Варшава с таким приговором не согласна.

«Это даже не шантаж! Это судебный разбой и кража среди бела дня. Вы не получите ни цента», — написал Романовский на своей странице в Twitter.

К нему присоединились его коллеги и соотечественники. Замминистра климата и окружающей среды Яцек Оздоба считает, что для выполнения решения суда нет юридических оснований. Депутат польского Сейма от правящей партии «Право и справедливость» Казимеж Смолинский добавил, что наказание Евросуда «не сломит» Польшу и она «не станет преклонять колени».

Политолог Александр Носович считает, что таким образом Европейский союз практически ввел санкции в отношении Польши. Он связывает это с тем, что страной руководит правоконсервативная политическая сила, которая мешает Боюсселю.