#content_rb_119478 { min-height:215px; } #content_rb_119475 { min-height:165px; } .code-block-1 { display:flex !important; clear: none !important; } .code-block-2 { display:flex !important; clear: none !important; } figure { padding: 0px; margin: 0px 0px 15px 0px; max-width: 100%; height: auto; } iframe { max-width: 100%; height: 500px; } @media screen and (max-width: 600px) { #content_rb_119478 { min-height:0px; height:0px; } #content_rb_119475 { min-height:0px; height:0px; } .player__container { width: 375px !important; height: 400px; } iframe { height: 250px; } } .player__container { width: 100% !important; height: 500px; } .single .all-news__inner .article { border-top: 1px solid #ccc; padding-top: 20px; margin-top: 10px; } .sidebar-news { font-weight:500; } .sidebar-news-block { background: #f3f5f7; } .sidebar--f-l { padding-bottom: 15px; } .lazyloaded{ max-height: 450px; object-fit: contain; } .nocrop { object-fit: contain !important; } #buttonup { display: inline-block; background-color: #263238; width: 60px; height: 60px; text-align: center; border-radius: 4px; position: fixed; bottom: 30px; right: 30px; transition: background-color .3s, opacity .5s, visibility .5s; opacity: 0; visibility: hidden; z-index: 1000; padding: 12px; } #buttonup::after { font-size: 1em; line-height: 60px; color: #fff; } #buttonup:hover { cursor: pointer; background-color: #52585a; } #buttonup:active { background-color: #555; } #buttonup.show { opacity: 1; visibility: visible; } .btn-load-more { width:100%; } .entry-title { margin-top: 15px; } .yarpp-related h3 { padding: 0 17px!important; } .main-head--mb15 { margin-bottom: 15px!important } .videobutton{ background: rgb(210,23,3); background: linear-gradient(90deg, rgba(210,23,3,0.4) 0%, rgba(38,50,56,0.3) 73%); } .videobutton a:hover { color: #fff!important; } .article-link { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .article-link:hover { -webkit-filter: brightness(60%);} .top-news__main { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .top-news__main:hover { -webkit-filter: brightness(60%);} .video-list__img { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .video-list__img:hover { -webkit-filter: brightness(60%);}

Жители Киева летом получили «космические» счета за отопление

Жители Киева летом получили "космические" счета за отопление

Украинский телеканал ТСН сообщил о том, что жители Киева получили огромные счета за отопление, причем одной женщине пришлось брать кредит для оплаты платежки в 40 тысяч гривен (больше 108 тысяч рублей по текущему курсу) 20 сентября.

Отмечается, что причиной таких изменений стала новой методика расчета от «Киевэнерго».

«Они перечислили и аргументируют это тем, что Антимонопольный комитет заставил их перечислить по новой методичке», — отметил один из жителей столицы.

По словам руководителя объединения жильцов одного из домов, перерасчет коммунальщиков затронул дома, где установлены поквартирные счетчики тепла. Оказалось, что поводом для перерасчета стало изменение методики расчета платы за отопление общественных помещений, таких как лестницы и коридоры, которое рекомендовал антимонопольный комитет.

Например, жильцам одного из домов прислали платежки на общую сумму в 650 тысяч гривен. А киевлянке, которой насчитали неустойку в 39 тысяч, пришлось взять кредит для ее оплаты.

В Антимонопольном комитете рассказали, что не могут объяснить, как такое произошло. В свою очередь «Киевтеплоэнерго» после проверки признали, что жильцы дома, которым выставили рекордные счета, стали жертвой случайной ошибки.