За «демократизацией» мира стоят узурпаторы

За «демократизацией» мира стоят узурпаторы

 «С хвостом, ваше превосходительство, не по форме будет!»

В Международный день демократии (15 сентября) Джо Байден, по недоразумению считающий себя президентом США, заявил: «Защищать демократические ценности Америки внутри страны и по всему миру необходимо для возрождения нашей национальной мощи и продвижения наших интересов. Но демократия может функционировать только тогда, когда все люди полностью вовлечены, их права защищают, а их голоса слышат и учитывают. Продолжая работу по совершенствованию нашего союза, мы должны открыто и честно бороться с историей системного неравенства и несправедливости, а также с тем, как это все еще ограничивает многих в нашем обществе. И мы должны использовать силу нашей демократии, чтобы инвестировать в американский народ и наше американское будущее, чтобы мы могли обеспечить равенство и возможности для всех».

Откровенное признание номинального главы Белого дома дорогого стоит. Продвижение демократии во всем мире — это факт для развития мощи американского государства и инвестирование в американское будущее, ни больше и ни меньше. Все остальное в рассуждение является лишь «красивостями», призванными затуманить смысл для тех, кому его и не положено знать.

Учитывая, что Байден руководит Соединенными Штатами лишь номинально, а за него все делают иные люди, принадлежащие к транснациональной группе глобалистов, все неудачи с демократией будут списаны на него, а все успехи, естественно, достанутся другим.

Джо Байден — формальный президент, а поддерживаемая им демократия — формальный государственно-общественный строй. Да еще и надо разобраться, в чем состоят «системные неравенство и несправедливость». Байден же не говорит, что в нынешних США граждане поделены на несколько сортов. Причем первый сорт — это ревнители ЛГБТ и расистского черного движения BLM. Им можно все. А вот тем, кто против, запрещается даже самозащита.

Все определяет не свободный выбор народа, а успех манипулятивных решений крупнейших СМК (средств массовой коммуникации). Кто контролирует СМК, тот и наилучший демократ из всех демократов. Причем эта тенденция распространилась на всю планету Земля. СМК же делают факты из пустоты или же замалчивают реальные факты так, что они остаются практически неизвестными за пределами зоны их первичной фиксации.

Украина почитается за демократическое государство. Но вот пока никто внятно не объяснил, чем эта демократия лучше авторитаризма. Методы подавления русских, русского языка и т. д. на Украине вполне авторитарные, а если сказать прямее, то и фашистско-тоталитарные. Однако Байдена сие не волнует и не печалит ни на грош.

Государство вмешивается в жизнь украинского населения так, как не позволял себе даже и советский режим в 80-е гг. прошлого столетия, но его на Западе считали тоталитарным, а вот режим Зеленского, а до этого и «гетьмана» Порошенки, уверенно признаны демократическими.

Получается, что демократия — это всего лишь идеологический жупел, который используется транснациональной элитой и ее базой — США для обеспечения своих корыстных потребностей. Поэтому так Байдены и боятся авторитаризм и монархию. Настоящие монархические и авторитарные государства не дают развиваться демократии по-американски, то есть не позволяют инвестировать «в американское будущее».

Есть еще одна очень «милая» закавыка. Либертарианец Ханс-Херман Хоппе как-то откровенно заявил: «В монархический период, до Первой мировой войны, государственные расходы редко превышали 5 процентов валового внутреннего продукта. Сегодня они находятся на уровнях, близких к 50 процентам.

До Первой мировой войны занятость в государственном секторе в среднем составляла 3 процента общей занятости. С тех пор она увеличилась до 15-20 процентов.

Для монархического периода были характерны товарные деньги (золото), а покупательная способность денег медленно росла. Демократическая эпоха, наоборот, стала временем господства бумажных денег и падающей покупательной способности.

Короли все глубже увязали в долгах, но, по крайней мере, в мирное время они обычно уменьшали свою задолженность. В демократическую эпоху государственный долг рос все время – и во время войны, и во время мира, — пока не дорос до сегодняшних невообразимых величин.

Во времена монархий процентная ставка медленно падала до среднегодового значения в 2,5%. Сейчас, в эпоху демократии, средняя процентная ставка вернулась на уровень 5% — уровень, характерный для XV столетия.

До конца XIX века феномена массового нормотворчества практически не существовало. Сегодня в течение года принимаются десятки тысяч законов, законодательных и подзаконных актов. Норма частных сбережений падает вместо того, чтобы расти с ростом дохода, и все показатели распада семей и преступности неуклонно стремятся вверх.

Мы видим, что при демократическом правлении государству живется гораздо лучше, а людям — с тех пор, как они стали «править сами собой», — гораздо хуже».

Однако то, что видит Хоппе, большинство обывателей не замечает. СМК не позволяют ему это обнаружить. Через компьютеры, ноутбуки, мобильные телефоны льется поток информации, забивающей самые светлые умы. Некогда остановиться и подумать над происходящим. Бег за информацией, в окружении гигантского силового информационного поля, превращается в маршировку молотков из знаменитого фильма «Pink Floyd: The Wall» (1982), режиссера Алана Паркера. Только теперь фюрером становится элементарный мобильник.

А Байден? Что Байден? Он тоже марширует…

Кто же в итоге стоит за «демократизацией» мира? Достоевский устами Ивана Карамазова дал ответ в далеком XIX столетии: «С хвостом, ваше превосходительство, не по форме будет! Le diable n’existe point!».

Алексей Сокольский, Сегодня. Ру