Выб'/></noscript> <style type= #content_rb_119478 { min-height:215px; } #content_rb_119475 { min-height:165px; } .code-block-1 { display:flex !important; clear: none !important; } .code-block-2 { display:flex !important; clear: none !important; } figure { padding: 0px; margin: 0px 0px 15px 0px; max-width: 100%; height: auto; } iframe { max-width: 100%; height: 500px; } @media screen and (max-width: 600px) { #content_rb_119478 { min-height:0px; height:0px; } #content_rb_119475 { min-height:0px; height:0px; } .player__container { width: 375px !important; height: 400px; } iframe { height: 250px; } } .player__container { width: 100% !important; height: 500px; } .single .all-news__inner .article { border-top: 1px solid #ccc; padding-top: 20px; margin-top: 10px; } .sidebar-news { font-weight:500; } .sidebar-news-block { background: #f3f5f7; } .sidebar--f-l { padding-bottom: 15px; } .lazyloaded{ max-height: 450px; object-fit: contain; } .nocrop { object-fit: contain !important; } #buttonup { display: inline-block; background-color: #263238; width: 60px; height: 60px; text-align: center; border-radius: 4px; position: fixed; bottom: 30px; right: 30px; transition: background-color .3s, opacity .5s, visibility .5s; opacity: 0; visibility: hidden; z-index: 1000; padding: 12px; } #buttonup::after { font-size: 1em; line-height: 60px; color: #fff; } #buttonup:hover { cursor: pointer; background-color: #52585a; } #buttonup:active { background-color: #555; } #buttonup.show { opacity: 1; visibility: visible; } .btn-load-more { width:100%; } .entry-title { margin-top: 15px; } .yarpp-related h3 { padding: 0 17px!important; } .main-head--mb15 { margin-bottom: 15px!important } .videobutton{ background: rgb(210,23,3); background: linear-gradient(90deg, rgba(210,23,3,0.4) 0%, rgba(38,50,56,0.3) 73%); } .videobutton a:hover { color: #fff!important; } .article-link { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .article-link:hover { -webkit-filter: brightness(60%);} .top-news__main { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .top-news__main:hover { -webkit-filter: brightness(60%);} .video-list__img { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .video-list__img:hover { -webkit-filter: brightness(60%);}

Выбор за вами: «Газпром» позволил Европе самой решить, мерзнуть ли этой зимой

Выбор за вами: "Газпром" позволил Европе самой решить, мерзнуть ли этой зимой

После завершения строительства газопровода «Северный поток-2» Евросоюз должен сам определиться, продолжать ли ему политические игры с так называемым Третьим энергетическим пакетом, или обеспечить нормальное функционирование европейских экономики и ЖКХ будущей зимой.

Как пишет Экономика Сегодня, выступая на YouTube-канале «Независимые», эксперт Финансового университета при Правительстве России Игорь Юшков рассказал, что ответственность за собственное отопление лежит исключительно на самих европейцах.

«»Газпром» молчит – в этом его информационная стратегия в плане реализации всего «СП-2». Он и о трубоукладочных работах говорил постфактум: объявлял только после их завершения. То же самое с сертификацией. Все новости об этом мы будем получать из Брюсселя и Германии. Мяч на стороне европейцев: они занимаются бумажными делами, и все зависит от бюрократии. «Газпром» сделал все, что мог: достроил «СП-2» и подал все документы для сертификации», – сказал Юшков.

При этом, как подчёркивает аналитик, «Газпром» не собирается в угоду европейским политическим интересам терять прибыль от продажи газа, транспортируя его через украинскую ГТС.

«От «Газпрома» не надо ждать сюрпризов. Он заинтересован в загрузке трубы, хочет показать, что она востребована. <…> «Газпром» действительно будет поставлять по «Северному потоку – 2» дополнительные объемы. Он четко показывает, что не готов качать их через Украину, где транзит сверх контрактов идет по повышенному тарифу. «Газпром» дает понять: будет новая труба – будут объемы», – сказал Юшков.

Напомним, поставки газа в Европу «Газпромом» ограничены долгосрочными контрактами. От дополнительных объемов экспорта компания сознательно отказывается, несмотря на рекордно высокие цены на европейских хабах, вплотную приблизившиеся к отметке 1000 долларов за 1000 кубометров газа. Аналитики считают, что этим российская компания добивается нужных условий эксплуатации «Северного потока – 2», в частности вывода проекта из-под ограничений Третьего энергопакета ЕС.