Семейство ШОС расширилось

Семейство ШОС расширилось

Новым постоянным членом Шанхайская организации сотрудничества станет Иран. Статус партнёров по диалогу ШОС получили Катар, Египет и Саудовская Аравия

Одним из знаковых событий на саммите ШОС, приуроченном к её 20-летию и состоявшемся 16-17 сентября в Душанбе, наряду с утверждением трёхлетней Программы сотрудничества по борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом, плана по реализации антинаркотической стратегии, плана взаимодействия по информационной безопасности стало официально принятое решение о запуске процедуры присоединения Ирана к Шанхайской организации сотрудничества. Таким образом, Иран станет девятым постоянным членом ШОС вместе с Индией, Казахстаном, Киргизией, Китаем, Пакистаном, Россией, Таджикистаном и Узбекистаном. Президент России Владимир Путин, принявший участие в саммите в формате видеоконференции, отметил, что вступление Ирана в ШОС будет способствовать повышению международного авторитета организации.

За два десятилетия Шанхайская организация сотрудничества продемонстрировала неуклонное поступательное развитие даже в условиях тех или иных противоречий между её странами-участницами по отдельным вопросам, иной раз важным. Например, если сейчас большинство членов ШОС, включая вновь принятый Иран, относятся к первым шагам захвативших власть в Афганистане талибов (боевики запрещённой в РФ террористической организации) сдержанно или критично, то Пакистан и Китай в этих обстоятельствах выразили готовность сотрудничать с «Талибаном» (запрещённая в РФ террористическая организация).

До окончательного же оформления членства Ирана в организации пройдёт ещё какое-то время, поскольку документы, которые Тегеран подписал на саммите, подлежат ратификации в ИРИ. Для сравнения: процесс присоединения Индии и Пакистана после их вступления в ШОС в 2017 году занял два года.

Тегеран ещё в 2005 году присоединился к альянсу на правах наблюдателя, а в 2008 году подал заявку на полноценное членство. Однако из-за международных санкций Иран не могли принять в организацию. Возможность появилась в 2015 году, когда иранская сторона согласилась на ограничение своей ядерной программы. Но тогда заявку заблокировал Таджикистан, обвинив ИРИ в поддержке Партии исламского возрождения Таджикистана, а также в косвенной причастности к организации террористических актов. Сегодня отношения двух стран вернулись в дружественное русло, и в Душанбе на судьбоносном для Ирана саммите присутствовал его новый президент Ибрахим Раиси.

Присоединение Ирана к ШОС весьма органично. Согласно статистическим данным Таможенного управления ИРИ, за первые четыре месяца текущего финансового года товарооборот Ирана со странами-членами Шанхайской организации сотрудничества достиг 15,76 млн тонн на сумму 9,82 млрд долларов. Экспорт в восемь стран-участниц организации за тот же период составил 13,37 млн тонн на сумму 5,64 млрд долларов. Иранский импорт из ШОС за это же время: 2,39 млн тонн на 4,18 млрд долларов.

Для членов ШОС вступление Тегерана, очевидно, сопряжено с расширением ими как торгово-экономического, так и геополитического регионального влияния. Особую роль здесь играет географическое положение Ирана — на перекрёстке многих дорог. В качестве примера достаточно упомянуть иранский стратегический порт Чабахар на юго-востоке страны, способный связывать Индию с Центральной Азией, Кавказом и прибрежными государствами Персидского залива. ИРИ — крупный производитель энергоресурсов, что означает естественное прибавление к потенциалу, уже существующему в странах альянса. Вступление Ирана в ШОС позволит расширить региональный охват, обеспечив оперативный выход в ближневосточный регион, усилить возможности организации в военном аспекте.

В свою очередь членство в Шанхайской организации сотрудничества даёт ИРИ дополнительные дипломатические аргументы во всём комплексе сложных взаимоотношений с Западом. В частности, в переговорах по ядерной программе и отмене санкций. И это особенно важно, поскольку санкции тормозят развитие страны.

Не случайно президент Ирана Ибрахим Раиси в ходе саммита заявил, что членство в ШОС может помочь Тегерану в борьбе с санкциями. «ШОС — это не выбор, это необходимость. Иран может стать связующим звеном между востоком и западом Евразии», — выразил пожелание Раиси.

Присутствие в ШОС открывает для Ирана новые горизонты экономического взаимодействия со странами этого альянса. Иранское руководство ставит на растущий многогранный потенциал ШОС с учётом её недавнего расширения за счёт Индии и Пакистана. Под эгидой ШОС, как отчётливо понимают в Тегеране, образовался гигантский рынок, представленный динамично растущими мировыми экономиками. Вместе с тем иранское руководство отводит высокую роль проводимым в рамках ШОС совместным военным учениям и обмену военными знаниями, опытом, информацией и технологиями.

Для Ирана постоянное участие в столь мощном региональном альянсе, роль которого в значительной мере усиливается за счёт двух постоянных членов Совета Безопасности ООН (РФ и КНР), имеет особенное значение. ИРИ хотелось бы видеть в лице ШОС организацию, противостоящую по своим целям и предназначению проникновению влияния США в регион Центральной Азии. И, по крайней мере, стремиться играть на столь чувствительном факторе Иран способен вполне.

Иран, долгое время испытывающий на себе беспрецедентное давление США, солидарен с ведущими игроками ШОС — Россией и Китаем — в том, что регион должен самостоятельно обеспечивать свою стабильность и безопасность без вмешательства внешних сил. Совпадение интересов создаёт определённые предпосылки для взаимодействия в этой стратегической сфере. Статус полноценного члена ШОС позволит Ирану в полной мере использовать саммиты организации для обозначения своих принципиальных подходов к формированию региональной системы безопасности. Понятно: Тегеран не только надеется, что его вступление в альянс укрепит в ШОС приоритеты независимой национально-государственной самоидентификации, но и станет по мере сил пытаться использовать Шанхайскую организацию сотрудничества для критики США в глобальном масштабе.

ИРИ как член авторитетной ШОС сможет эффективнее противостоять попыткам внедрения Соединённых Штатов в регион, дискредитировать американские устремления к «демократизации» Азии по вашингтонскому шаблону. Теперь Иран займётся налаживанием противостояния США и через региональные взаимосвязи, формируемые с участием других членов организации. Во всяком случае на это, скорее всего, ставят в Тегеране.

Словом, для Ирана вступление в ШОС должно стать принципиальным шагом к интеграции его суверенного курса в мировую геополитику. С этой же целью Тегеран в 27 марта 2021 года подписал договор о стратегическом сотрудничестве с Пекином, рассчитанный на 25 лет. Сейчас готовится аналогичный договор между Россией и Ираном.

Присоединение ИРИ к Шанхайской организации сотрудничества прямо свидетельствует, что политика, ориентированная на глобализм, а, точнее, на американский диктат глобализма по всему миру, не только разрушительна, но и бесперспективна на фоне исходящего из естественных потребностей укрепляющегося внутрирегионального партнёрства государств. И решения о приемлемости или неприемлемости курса той или иной страны больше не являются прерогативой западного мира, ибо современная цивилизация многополярна и многомерна.

Одним из конкретных проявлений антитеррористической деятельности альянса стали Международные командно-штабные учения Шанхайской организации сотрудничества «Мирная миссия-2021», начавшиеся 20 сентября на полигоне Донгуз в Оренбургской области. В них принимают участие около 5,5 тыс. военнослужащих из России, Китая, Индии, Казахстана, Киргизии, Пакистана, Таджикистана и Узбекистана. Впервые в учении примет участие воинский контингент Республики Беларусь. Будет задействовано свыше 1,2 тыс. единиц вооружения, военной и специальной техники.

Военные отработают способы противодействия новым тактическим приёмам, которые используют международные террористические группировки, а также борьбу с беспилотниками и методы предотвращения террористических атак с использованием химического и биологического оружия. Выполнение учебно-боевых задач в ходе учения «Мирная миссия-2021» будет осуществляться с учётом развития военно-политической обстановки в Центрально-Азиатском регионе, о чём как раз и говорили политики на юбилейном саммите ШОС.

Евгений Бень, «Звезда»