Пос'/></noscript> <style type= #content_rb_119478 { min-height:215px; } #content_rb_119475 { min-height:165px; } .code-block-1 { display:flex !important; clear: none !important; } .code-block-2 { display:flex !important; clear: none !important; } figure { padding: 0px; margin: 0px 0px 15px 0px; max-width: 100%; height: auto; } iframe { max-width: 100%; height: 500px; } @media screen and (max-width: 600px) { #content_rb_119478 { min-height:0px; height:0px; } #content_rb_119475 { min-height:0px; height:0px; } .player__container { width: 375px !important; height: 400px; } iframe { height: 250px; } } .player__container { width: 100% !important; height: 500px; } .single .all-news__inner .article { border-top: 1px solid #ccc; padding-top: 20px; margin-top: 10px; } .sidebar-news { font-weight:500; } .sidebar-news-block { background: #f3f5f7; } .sidebar--f-l { padding-bottom: 15px; } .lazyloaded{ max-height: 450px; object-fit: contain; } .nocrop { object-fit: contain !important; } #buttonup { display: inline-block; background-color: #263238; width: 60px; height: 60px; text-align: center; border-radius: 4px; position: fixed; bottom: 30px; right: 30px; transition: background-color .3s, opacity .5s, visibility .5s; opacity: 0; visibility: hidden; z-index: 1000; padding: 12px; } #buttonup::after { font-size: 1em; line-height: 60px; color: #fff; } #buttonup:hover { cursor: pointer; background-color: #52585a; } #buttonup:active { background-color: #555; } #buttonup.show { opacity: 1; visibility: visible; } .btn-load-more { width:100%; } .entry-title { margin-top: 15px; } .yarpp-related h3 { padding: 0 17px!important; } .main-head--mb15 { margin-bottom: 15px!important } .videobutton{ background: rgb(210,23,3); background: linear-gradient(90deg, rgba(210,23,3,0.4) 0%, rgba(38,50,56,0.3) 73%); } .videobutton a:hover { color: #fff!important; } .article-link { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .article-link:hover { -webkit-filter: brightness(60%);} .top-news__main { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .top-news__main:hover { -webkit-filter: brightness(60%);} .video-list__img { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .video-list__img:hover { -webkit-filter: brightness(60%);}

Постимперский ковид англосаксов: новая тройственная Антанта

Постимперский ковид англосаксов: новая тройственная Антанта

Для сепаратистов в британском правящем классе, покинувших мегапроект по созданию единой Европы (сецессия, названная «Брекзит»), а ныне вынужденных гасить недовольство лицезрящих все чаще пустые прилавки граждан, самое время переключить внимание внутренней аудитории. Отсюда и старорежимная страсть к заморским авантюрам

В этом контексте нужно рассматривать не утраченные Лондоном навыки «дипломатии канонерок»: заходы британских боевых кораблей в Черное море, дефилирование у берегов Китая.

А вот и последнее по времени событие: объявлено об образовании новоявленной Антанты в составе США, Великобритании и Австралии. В ходе видеопрезентации с участием первого министра Великобритании Бориса Джонсона и премьер-министра Австралии Скотта Моррисона президент США Джо Байден (Сонный Джо) пояснил, что тройственный альянс AUKUS будет нацелен на «обеспечение мира и стабильности в Индо-Тихоокеанском регионе в долгосрочной перспективе».

Высокопоставленный чиновник администрации США назвал создание альянса «фундаментальным решением, которое решительным образом привяжет Австралию к Соединённым Штатам и Великобритании на протяжении жизни нескольких поколений».

Британская «Гардиан» сразу определила предназначение нового военно-политического блока: «Создается тройственное партнерство в области безопасности для противостояния Китаю». Похоже, в основе лежит прогноз аналитиков ЦРУ, сделанный лет двадцать назад: к 2050 году вооруженный конфликта Америки и Китая станет неизбежным.

Разлад в семействе

Скандальную окраску новому объединению придал отказ Канберры от «контракта века» – от договоренности с Францией произвести на своих верфях 12 ударных подводных лодок класса «Барракуда». И французская компания Naval Group лишилась возможности заработать 56 миллиардов евро.

Париж был взбешен. Глава МИД Жан-Ив Ле Дриан назвал решение Австралии выйти из сделки в одностороннем порядке «ножом в спину». «Мы выстроили с Австралией доверительные отношения, и это доверие подорвано. Я зол, союзники так не поступают», – заявил министр.

Депутат Национального собрания Жан-Люк Меланшон поднял гневливую риторику до критической отметки: «Парижу нужно перестать тешить себя иллюзиями, а также выйти из Североатлантического альянса и закрыть центр передового опыта НАТО в области космической безопасности, который США хотят разместить в Тулузе».

Поскольку Борис Джонсон поспешил предложить австралийцам свои услуги по созданию атомных субмарин, то и Британия попадет под раздачу. Бывший британский посол при Елисейском дворце Питер Риккетс предостерег: Париж припомнит Лондону этот акт вероломства и предательства.

Во всей истории присутствует и умысел приструнить Эмманюэля Макрона. Поскольку предстоявший уход Ангелы Меркель предвещает неразбериху в Германии, а Брекзит вывел из игры Британию, Пятая республика начала тянуть одеяло на себя. Макрон очень настойчиво предлагал интеграционные инициативы в рамках Евросоюза, что вывело бы Францию на позиции регионального лидера. Этим и вызвал огонь на себя.

«Это удар по авторитету Франции в первую очередь, – считает военный эксперт Юрий Кнутов. – Это говорит о том, что попытки Макрона сделать Францию фигурой номер один в Евросоюзе встречают сопротивление США и Великобритании… Францию ставят на место».

Париж отозвал для консультаций своего посла в Вашингтоне, а заодно и в Канберре. Беспрецедентный демарш можно расценивать как крайнюю степень недовольства, что напоминает решение генерала де Голля в 1966 году вывести Францию из политической структуры НАТО.

И хотя официальному представителю СНБ США госпоже Эмили Хорн поручили умирить Францию, назвав ее «сильным партнёром», залатать прореху в трансатлантической солидарности будет сложно, если вообще возможно. Какие бы усилия администрации США ни предпринимала, чтобы восстановить прежний уровень доверия с союзниками в Европе, тенденция к постепенному расползанию по национальным квартирам очевидна.

После того как правительство Ангелы Меркель не поддалось на прессинг двух подряд администраций США затопить или закупорить две нитки газопровода «Северный поток — 2», самым неразумным для репутации США в Старом Свете было смертельно обидеть (повторю: разом отняли 56 миллиардов евро!) Францию, второй локомотив объединенной Европы.

«Мир – это джунгли, – откликнулся на нанесенное оскорбление бывший французский посол в Вашингтоне Жерар Аро. – Франции только что напомнили об этой горькой истине».

Двойной удар и его три мотива

Вряд ли в Вашингтоне не просчитали нервную реакцию Франции. Готовность американцев принять риск того, что французы, выражаясь языком Зощенко, «затаят в душе некоторое хамство», объясняется тремя причинам.

Во-первых, строители «пакс американа» никогда в полной мере не доверяли галлам. Если они в прошлом один раз вышли из структур военного планирования и командования НАТО, то могут и повторить. Показательно то, что в ходе агрессии НАТО против Сербии в марте 1999 года были зафиксированы случаи, когда французские военные упреждали сербов о готовящихся операциях.

Во-вторых, учитывая медленное восстановление мировой экономики, а попутно истончение пирога военных заказов, сумма в 56 миллиардов евро оправдывает для англосаксов пренебрежение принципом международного права Pacta sunt servanda – «Договоры должны соблюдаться».

В-третьих, демонстрация мускулов происходит по следам клоунады-ретирады западных держав из страны, прозванной «могилой империй», – из Афганистана. И это не совпадение. В передаче американского телеканала Си-эн-эн от 15 сентября было откровенно сказано, что «после хаотичного ухода из Афганистана… официальные лица дали понять – новое заявление (о создании альянса) должно послужить доказательством того, что президент намерен демонстрировать солидарность со своими союзниками и поддерживать порядок в Азии, основанный на определенных правилах» (uphold a rules-based order in Asia).

Чиновник высокого ранга, процитированный телеканалом CNN, выступающим рупором Демократической партии, признал: в последние годы появились сомнения в том, что «Соединенные Штаты все еще обладают мужеством, смекалкой и мудростью» (still have the stomach, do we have the wit and wisdom) для присутствия на всех континентах и водных пространствах.

Словом, это ещё и попытка приукрасить блекнущий образ Сонного Джо.

Англосаксонская аррогантность

Не исключено, что, как и в случае агрессии против Ирака в 2003 году, основным закопёрщиком в создании триады была Британия, которой нужны видимые атрибуты прежней сверхдержавности…

Недавняя статья Тони Блэра (от 21 августа) раскрывает «тайный образ мысли» британского истеблишмента. Печалясь по поводу неуклюжего бегства из Афганистана «в такой форме, как будто бы это задумывалось как демонстративное унижение» (in a manner that seems almost designed to parade our humiliation), бывший премьер утверждает, что теперь все задаются вопросом: «Не утратил ли Запад стратегическую волю?» (has the West lost its strategic will?).

Хочу уточнить: волю к чему? Британская империя трижды воевала в Афганистане, чтобы превратить это важное звено стародавнего Шелкового пути в очередную колонию. Не удалось. Теперь хитроумное бегство британского спецназа в женских одеяниях, спасавшихся от душманов, можно расценивать как четвёртое унижение бывшей империи.

Понимая, что Британия после Брекзита и поражения в Афгане «находится под угрозой скатиться на положение глобальной державы второго класса», Тони Блэр предлагает «по крайней мере принять такое решение осознанно» (we should at least take the decision deliberatively).

Однако британский правящий класс вряд ли смирится с положением актера второго плана. Формирование тройственного альянса полностью укладывается в провозглашенную Борисом Джонсоном концепцию «Глобальной Британии».

Что дальше?

Создание тройственного англосаксонского альянса, предполагающего, помимо прочего, передачу технологий строительства в Аделаиде подводных лодок с ядерными реакторами, будет иметь долгосрочные последствия.

Несмотря на то, что Канберра обещает блюсти договор о нераспространении ядерного оружия, никто не поручится, что в случае спровоцированного конфликта на борту «Барракуд» не окажется оружие судного дня. Сам факт «атомизации» военного флота – очень опасный прецедент. Режим соблюдения международного соглашения о нераспространении подрывается и подогревает амбиции протоядерных держав второго эшелона.

Приведу комментарий капитана I ранга Василия Дандыкина: «Создан прецедент. У нас Индия, которая является ядерной державой, брала в лизинг атомную подлодку еще в советское время и уже построила свою. Это одно дело, когда держава уже имеет ядерное оружие. Австралия же ядерного оружия не имеет. Сейчас могут другие страны спросить о том, почему кому-то можно так, а им нельзя. Представим себе, что такую лодку с атомным реактором мы передадим Ирану. Что бы это вызвало?»

Новый альянс имеет ярко выраженную антикитайскую направленность. Посольство КНР в Вашингтоне посоветовало Соединённым Штатам «не строить замкнутые альянсы, нацеленные на нанесение ущерба третьим сторонам, и, в частности …избавиться от мышления времен холодной войны и идеологических предрассудков». В редакционной статье англоязычной газеты «Глобал таймс», издаваемой в КНР, Австралия названа «врагом Китая»; издание предрекло, что австралийские солдаты будут первыми, кто сложат головы в Южно-Китайском море.

Планы англосаксонской триады по сдерживанию Поднебесной заставят Пекин продолжить перевооружение армии. И побудят активнее искать союзников в регионе, в том числе стремиться к более тесному военно-политическому сотрудничеству с Россией.

Если рассматривать тройственную Антанту в более широком контексте, начинают проступать контуры нового миропорядка. Не сбылось пророчество Фукуямы о том, что после падения СССР и исчезновения альтернативного пути развития весь мир начнет поклоняться догмам неолиберального уклада жизни. Глобализм и модель унитарного мироустройства не прижились. Разделительные линии многополярной структуры мира все более заметны.

Затвердевающая ось англосаксонских государств может привести к повышению статуса созданного 14 августа 1941 года разведывательного альянса «Пять глаз» (Five Eyes) в составе Австралии, Канады, Новой Зеландии, Великобритании и США. И нельзя исключить, что ещё появится альтернативная НАТО из пяти деривативов бывшей Британской империи.

Владимир Михеев, ФСК