Де'/></noscript> <style type= #content_rb_119478 { min-height:215px; } #content_rb_119475 { min-height:165px; } .code-block-1 { display:flex !important; clear: none !important; } .code-block-2 { display:flex !important; clear: none !important; } figure { padding: 0px; margin: 0px 0px 15px 0px; max-width: 100%; height: auto; } iframe { max-width: 100%; height: 500px; } @media screen and (max-width: 600px) { #content_rb_119478 { min-height:0px; height:0px; } #content_rb_119475 { min-height:0px; height:0px; } .player__container { width: 375px !important; height: 400px; } iframe { height: 250px; } } .player__container { width: 100% !important; height: 500px; } .single .all-news__inner .article { border-top: 1px solid #ccc; padding-top: 20px; margin-top: 10px; } .sidebar-news { font-weight:500; } .sidebar-news-block { background: #f3f5f7; } .sidebar--f-l { padding-bottom: 15px; } .lazyloaded{ max-height: 450px; object-fit: contain; } .nocrop { object-fit: contain !important; } #buttonup { display: inline-block; background-color: #263238; width: 60px; height: 60px; text-align: center; border-radius: 4px; position: fixed; bottom: 30px; right: 30px; transition: background-color .3s, opacity .5s, visibility .5s; opacity: 0; visibility: hidden; z-index: 1000; padding: 12px; } #buttonup::after { font-size: 1em; line-height: 60px; color: #fff; } #buttonup:hover { cursor: pointer; background-color: #52585a; } #buttonup:active { background-color: #555; } #buttonup.show { opacity: 1; visibility: visible; } .btn-load-more { width:100%; } .entry-title { margin-top: 15px; } .yarpp-related h3 { padding: 0 17px!important; } .main-head--mb15 { margin-bottom: 15px!important } .videobutton{ background: rgb(210,23,3); background: linear-gradient(90deg, rgba(210,23,3,0.4) 0%, rgba(38,50,56,0.3) 73%); } .videobutton a:hover { color: #fff!important; } .article-link { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .article-link:hover { -webkit-filter: brightness(60%);} .top-news__main { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .top-news__main:hover { -webkit-filter: brightness(60%);} .video-list__img { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .video-list__img:hover { -webkit-filter: brightness(60%);}

Деиндустриализованная Украина возгордилась традиционными глиняными свистками

Деиндустриализованная Украина гордится традиционными глиняными свистками

Украинцам сообщили о новом знаменательном достижении. На Харьковщине установлен национальный рекорд по пересвисту

Это произошло в городе Валки, где 375 взрослых и детей одновременно засвистели на традиционной глиняной игрушке — так называемом валковском свистке. Это событие было торжественно внесено в Национальный реестр рекордов Украины, и теперь о нем рассказывают ведущие медиаресурсы, радуясь возрождению вековых народных традиций.

«У нас уже был рекорд со свистком в Черниговской области, когда мастер изготовил самую большую игрушку. На Валковщине же подчеркнули именно ценность художественного культурного наследия, представили на рекорд живой свист, звук этой народной игрушки», — рассказывает об этом руководительница Национального реестра рекордов Украины Лана Ветрова.

Валковский свисток — это небольшие глиняные игрушки, которые обычно лепили в форме домашних животных — коровок, лошадок, свинок, — чтобы занимать свистом маленьких детей. Сейчас их называют неотъемлемым культурным наследием Украины, а коллективный свист займет достойное место в реестре национальных достижений наряду с самым большим в мире бутербродом из сала или самыми большими тризубцами, выложенными на полях из арбузов.

Звучит комично, но на самом деле это печальная история про архаизацию общества и деградацию государства. Проблема в том, что в Стране Достоинства не осталось других поводов для национальной гордости. Больше того, за минувшие тридцать лет Украина утратила значительную часть своего подлинного наследия, созданного в советские времена, когда страна ставила мировые рекорды в области науки и производства.

Город Валки не составляет в этом смысле особого исключения. Большинство местных предприятий успешно декоммунизированы, то есть закрыты и порезаны на металлолом, а жители уезжают на заработки или пробавляются за счет своих огородов. Это типичная ситуация — значительная часть жителей Харьковщины заняты сегодня банальной борьбой за выживание, так что их вряд ли интересует очередное показушное шоу, о котором с умилением рассказывают профессиональные патриоты.

Согласно последним статистическим данным Государственной службы статистики, Харьковская область занимает пятнадцатое место в стране по уровню средней зарплаты. Она составляет сейчас 12 374 гривны, что на 13,7% ниже среднеукраинского показателя. Это неудивительно, ведь местная промышленность находится в стагнации. По информации Кабинета министров Украины, эта некогда индустриальная область откатилась по уровню социально-экономического развития на семнадцатое место в стране и занимает всего лишь девятнадцатое место по развитию промышленности. Что является для Харьковщины своеобразным локальным антирекордом.

Судя по результатам исследования Института демографии Национальной академии наук Украины, 81,8% жителей региона называют себя бедняками, а опрошенные 55,6% респондентов вынуждены постоянно отказывать себе в самом необходимом. Потому что большинство доходов населения Харьковской области уходит на оплату тарифов и на еду, так что гражданам и вправду остается только свистеть.

«У жителя Харькова и области зарплата ниже, а траты на коммуналку и проезд — выше, чем в большинстве других областей Украины. И даже эту невысокую зарплату зачастую не платят. Харьковская область в 2020 году неоднократно возглавляла позорный рейтинг регионов с долгами по заработным платам.

Выходит, что 56% трат среднестатистической харьковской семьи приходится на покупку продуктов и коммунальные платежи. Добавить сюда еще 6%, которые уходят на одежду и обувь, 3,5% — на мобильную связь, и 4,5% на транспорт, прибавить неизбежные траты на врачей и лекарства, и получится, что на культуру и отдых и правда остаются сущие копейки», — пишет об этом харьковская журналистка Елена Павленко.

Неблагополучна ситуация и в самом городе Харькове, несмотря на то что он неплохо выглядит на фоне областных показателей. В первой столице Украинской ССР отмечаются те же проблемы. Она продолжает терять свой научно-технический потенциал, которым славилась в прежние советские времена. И эти процессы принимают характер необратимых.

Работники Харьковского государственного авиационного производственного предприятия — знаменитого Харьковского авиазавода — недавно выходили на пикет из-за долгов по зарплате. Общая сумма долговых обязательств ХАЗ составила на сегодня более четырех миллиардов гривен. В мае правительство утвердило для этого предприятия очередной «антикризисный план», однако он не работает, как и все предыдущие, потому что после 2014 года у авиазавода нет рынков сбыта и не хватает стабильного финансирования. А представители трудового коллектива прямо говорят о том, что их завод обанкротят и уничтожат, поскольку производить на нем самолеты по факту больше нельзя.

«Не можем мы ничего строить сегодня. У нас нет сегодня тех людей, того количества и той квалификации людей, которые смогут строить самолеты. Руководители цехов не знают своих людей, уже и забыли. И люди уже забыли дорогу к заводу», — честно рассказывает журналистам директор предприятия Александр Кривоконь.

Уничтожается и научная база, которая всегда выделяла Харьков среди других городов Украины. В Харьковском университете имени Каразина проходят массовые сокращения преподавательского состава. Основной причиной увольнений является хронический дефицит бюджета — денег на зарплату специалистам не хватает, а рабочая нагрузка на оставшихся преподавателей постоянно растет.

«Якобы для университета не хватает зарплаты в 200 миллионов гривен в год. То есть нет трети денег на зарплату преподавателям. Решили вопрос очень просто — сокращением. На филфаке должны сократить шестнадцать ставок. На кафедрах, которые готовят преподавателей украинского, корректоров и литредакторов, сокращения самые ужасные», — написал в «Фейсбуке» сотрудник кафедры украинской литературы Юрий Ларин.

Кроме того, руководство вуза планирует увольнять из штата хозяйственный персонал и переводит хозяйственную часть на аутсорс в целях политики экономии, которая навязывается украинским университетам Кабмином.

«У нас абсолютно растрепанная ситуация. Никаких планов, плана перехода — ничего нет совсем. Есть только две цифры: было в университетах 2600 сотрудников, должно остаться 2200, то есть на один университет уволят минимум 100 сотрудников. Кого — преподавателей, лаборантов, вахтеров — никто не знает. Ставки сейчас тоже режутся. Людей заставляют писать заявление об уходе в связи с переходом в другой университет, но когда они переходят, то попадают в худшие условия», — рассказал об этом проректор Харьковского национального аграрного университета имени Докучаева Игорь Швайка.

Это настоящая социальная катастрофа, причем ситуация в Харькове и Харьковской области зеркально отражает себе безрадостные тенденции, которые наблюдаются сейчас во всей Украине. Украинские патриоты привыкли гордиться построенной в советское время «Мрией», которая до сих пор является самым большим в истории самолетом, воплощая научно-технические достижения своего времени.

Однако все знают: декоммунизированная страна способна сегодня лишь на рекордный свист, променяв ракеты и лайнеры на глиняные поделки.

Андрей Манчук, Украина.ру