Байден проигрывает иранскую партию

Байден проигрывает иранскую партию

Многие американские эксперты заявляют об ошибках, допущенных администрацией президента США Джо Байдена на иранском направлении

Глава Организации по атомной энергии Ирана (ОАЭИ) Мохаммад Эслами, собирающийся в Вену для участия в 65-й Генеральной конференции МАГАТЭ, сообщил, что Тегеран не намерен возобновлять переговоры по Совместному всеобъемлющему плану действий (СВПД). Речь идет всего лишь о поддержании рабочих отношений с МАГАТЭ. Тем более что в ходе недавнего визита в Иран главы МАГАТЭ Рафаэля Гросси было достигнуто соглашение, согласно которому наблюдательному органу ООН по ядерной энергии было разрешено обслуживать камеры наблюдения на иранских ядерных объектах, хотя ранее парламент Исламской республики принял закон, обязывающий его правительство «не предоставлять записи «камер наблюдения, установленных на атомных объектах, МАГАТЭ».

Дело в том, что Тегеран обозначает отношения с МАГАТЭ в качестве самостоятельного сюжета в выстраивании диалога с другими членами «шестерки» — участников СВПД (США, Россия, Великобритания, Германия, Китай и Франция). Он стремится снимать возникающие у МАГАТЭ озабоченности, чтобы не позволить американцам создать против Ирана единый фронт. Как говорил постоянный представитель Ирана при МАГАТЭ Казем Гарибабади, это «последний бастион иранской политики и политики других стран Запада». Тем более что ранее государственный департамент США предоставил МАГАТЭ и другим членам «шестерки» данные разведки, обвинив МАГАТЭ в том, что оно «проморгало» два или три объекта в Иране, на которых ведутся незадекларированные работы, а на одном из них были найдены даже «данные о частицах урана».

Что же касается возобновления диалога с участием США по СВПД, то, как заявил новый иранский министр иностранных дел Хоссейн Амир Абдоллахиян в телефонном разговоре со своим французским коллегой Жан-Ивом Ле Дрианом, «Тегеран может вернуться к переговорам только в течение 2−3 месяцев». Но при условии, что «они принесут ощутимые результаты в обеспечении прав и интересов иранского народа». И в качестве доказательства этого аргумента появились сообщения, что духовный руководитель Ирана аятолла Али Хаменеи назначил для проведения переговоров по ядерному соглашению от имени Тегерана своего родственника, заместителя министра иностранных дел по политическим вопросам Али Багери Кани. Ранее эту позицию занимал Аббас Арагчи, который возглавлял иранскую делегацию в ходе последнего раунда переговоров в Вене. По оценкам многих экспертов, «Кани является элементом глубинного государства, которое сейчас отвечает за все институты в Иране и может с большей готовностью вести переговоры с Западом».

Это не случайно, так как в Тегеране существуют подозрения, что создаваемое прежними президентом Хасаном Рухани и главой МИД Мохаммадом Джавад Зарифом так называемое ядерное досье содержит «много публично не известных страниц». Речь идет о том, что Рухани и Зариф выводили подписание с США нового СВПД в эпицентр всей иранской внешней политики, ориентированной на выстраивании отношений с Западом. Напомним, что в Вене с апреля ведутся переговоры между Ираном и международной «шестеркой» по восстановлению иранского ядерного соглашения в его первоначальном виде. Стороны обсуждают вопросы снятия американских санкций с исламской республики, выполнения ею взятых на себя обязательств в ядерной сфере, а также возвращения американцев в СВПД.

Но ситуация изменилась. Стало очевидным, что, как полагает доцент Школы безопасности Королевского колледжа в Лондоне Андреас Криг, после вывода войск США из Афганистана использование силового сценария против Ирана становится маловероятным. Тегеран перестал добиваться ускорения процесса достижения соглашения с Вашингтоном, стал повышать ставки, добиваясь того, чтобы именно США сделали первый шаг к восстановлению переговоров. Но дело не только в этом. Тегеран дает понять, что уже не считает переговоры с американцами одним из главных приоритетов в своей внешней политике, которая переориентируется теперь в восточном направлении. Как считают эксперты, «если в 1979 году в Иране революция проходила под лозунгом «Ни Запад, ни Восток — Исламская Республика», то в 2021 году Восток — главное направление внешней политики Ирана при новой администрации. Это соседи на Ближнем, Среднем Востоке и постсоветском пространстве, Китай и другие страны Азии».

Что же касается Вашингтона, то сейчас многие американские эксперты заявляют об ошибках, допущенных администрацией президента США Джо Байдена на иранском направлении. По их мнению, на словах выступая продолжателем внешнеполитического курса президента Барака Обамы, его бывший вице фактически стал выстраивать так называемую «гибридную политику» с учетом позиции Израиля по «ядерным» договоренностям. Поэтому для американцев проблема уже не в том, возможно ли возобновление ядерного соглашения, а скорее в том, как будет меняться политика Ирана на Ближнем Востоке в ситуации, когда Тегеран не видит возможности взаимодействовать с США по более широкому кругу вопросов. Так что судьба ядерного соглашения с Ираном остается пока неясной. В отсутствие каких-либо видимых сдвигов в конфронтационной политике Вашингтона в отношении Тегерана маловероятно ожидать уступок со стороны последнего. А жесткая позиция Ирана, со своей стороны, обрекает переговоры на провал.

Станислав Тарасов, ИА REGNUM