Рос'/></noscript> <style type= #content_rb_119478 { min-height:215px; } #content_rb_119475 { min-height:165px; } .code-block-1 { display:flex !important; clear: none !important; } .code-block-2 { display:flex !important; clear: none !important; } figure { padding: 0px; margin: 0px 0px 15px 0px; max-width: 100%; height: auto; } iframe { max-width: 100%; height: 500px; } @media screen and (max-width: 600px) { #content_rb_119478 { min-height:0px; height:0px; } #content_rb_119475 { min-height:0px; height:0px; } .player__container { width: 375px !important; height: 400px; } iframe { height: 250px; } } .player__container { width: 100% !important; height: 500px; } .single .all-news__inner .article { border-top: 1px solid #ccc; padding-top: 20px; margin-top: 10px; } .sidebar-news { font-weight:500; } .sidebar-news-block { background: #f3f5f7; } .sidebar--f-l { padding-bottom: 15px; } .lazyloaded{ max-height: 450px; object-fit: contain; } .nocrop { object-fit: contain !important; } #buttonup { display: inline-block; background-color: #263238; width: 60px; height: 60px; text-align: center; border-radius: 4px; position: fixed; bottom: 30px; right: 30px; transition: background-color .3s, opacity .5s, visibility .5s; opacity: 0; visibility: hidden; z-index: 1000; padding: 12px; } #buttonup::after { font-size: 1em; line-height: 60px; color: #fff; } #buttonup:hover { cursor: pointer; background-color: #52585a; } #buttonup:active { background-color: #555; } #buttonup.show { opacity: 1; visibility: visible; } .btn-load-more { width:100%; } .entry-title { margin-top: 15px; } .yarpp-related h3 { padding: 0 17px!important; } .main-head--mb15 { margin-bottom: 15px!important } .videobutton{ background: rgb(210,23,3); background: linear-gradient(90deg, rgba(210,23,3,0.4) 0%, rgba(38,50,56,0.3) 73%); } .videobutton a:hover { color: #fff!important; } .article-link { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .article-link:hover { -webkit-filter: brightness(60%);} .top-news__main { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .top-news__main:hover { -webkit-filter: brightness(60%);} .video-list__img { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .video-list__img:hover { -webkit-filter: brightness(60%);}

Рост тарифов на Украине может привести к закрытию школ

Рост тарифов на Украине может привести к закрытию школ

Очередное повышение тарифов на коммунальные услуги может закончиться закрытием школ, детских садов и обнищанию украинцев. Об этом заявил глава Союза потребителей коммунальных услуг Олег Попенко в статье для «Главред».

Эксперт напомнил, что цены на коммунальные услуги на Украине вполне европейские, хотя уровень заработной планы однозначно далек от Европы. Попенко отметил, что для достижения уровня Польши Киеву необходимо поднять минимальную пенсию на 160%, и примерно также снизить тарифы. Однако администрация президента Украины Владимира Зеленского наоборот продолжает повышать цены на коммунальные услуги.

«Тарифы будут повышаться и в дальнейшем, потому что большинство теплокоммунэнерго заложили в себестоимость своих услуг в 2017-2018 газ по цене около 5 гривен, а сейчас для них предлагается газ по цене 9-9,5 гривен (7,42 за кубометр плюс стоимость распределения). То есть получается, что теперь теплокоммунэнерго вынуждены платить на 90% процентов больше, соответственно, они будут подавать новые расчеты в НКРЭКУ и утверждать новые тарифы», — пишет глава Союза потребителей.

По его словам, процент повышения в конкретном городе будет зависеть от ряда факторов: какой город, в каком состоянии сети и оборудование. Попенко отметил, что если это маленький город, где нет конгенераций и бизнеса, на который можно переложить часть тарифов, повысив им тарифы на услуги ЖКХ, то все эти расходы неминуемо лягут на плечи бытовых потребителей: Черновцах тарифы на тепло прибавили в цене 70%, Киев говорит о 40%, а в Одессе — 56%.

После повышения тарифов украинцам придется заплатить за коммунальные услуги на 100 миллиардов гривен больше, чем в 2020 году. Раньше отопление двухкомнатной квартиры обходилось киевлянам в 2 тысячи гривен, а после очередного повышения тарифов сумма увеличится на 500 гривен ежемесячно.

«Особо критичной может стать ситуация в небольших городах, где объем неплательщиков больше ввиду меньшего количества абонентов. Если они не смогут этого сделать, им придется идти на рынок газа, где им придется покупать газ для населения в 2,5 раза дороже, чем у Нафтогаза. Соответственно, из-за этого начнут закрываться школы, детские сады, а местной власти будет проще вводить локдауны. Поэтому существует вероятность, что из-за отсутствия средств отопительный сезон может начаться позже, а закончиться раньше. Не говоря уже о том, что в некоторых городах он может даже не начаться», — резюмировал эксперт.