Европ'/></noscript> <style type= #content_rb_119478 { min-height:215px; } #content_rb_119475 { min-height:165px; } .code-block-1 { display:flex !important; clear: none !important; } .code-block-2 { display:flex !important; clear: none !important; } figure { padding: 0px; margin: 0px 0px 15px 0px; max-width: 100%; height: auto; } iframe { max-width: 100%; height: 500px; } @media screen and (max-width: 600px) { #content_rb_119478 { min-height:0px; height:0px; } #content_rb_119475 { min-height:0px; height:0px; } .player__container { width: 375px !important; height: 400px; } iframe { height: 250px; } } .player__container { width: 100% !important; height: 500px; } .single .all-news__inner .article { border-top: 1px solid #ccc; padding-top: 20px; margin-top: 10px; } .sidebar-news { font-weight:500; } .sidebar-news-block { background: #f3f5f7; } .sidebar--f-l { padding-bottom: 15px; } .lazyloaded{ max-height: 450px; object-fit: contain; } .nocrop { object-fit: contain !important; } #buttonup { display: inline-block; background-color: #263238; width: 60px; height: 60px; text-align: center; border-radius: 4px; position: fixed; bottom: 30px; right: 30px; transition: background-color .3s, opacity .5s, visibility .5s; opacity: 0; visibility: hidden; z-index: 1000; padding: 12px; } #buttonup::after { font-size: 1em; line-height: 60px; color: #fff; } #buttonup:hover { cursor: pointer; background-color: #52585a; } #buttonup:active { background-color: #555; } #buttonup.show { opacity: 1; visibility: visible; } .btn-load-more { width:100%; } .entry-title { margin-top: 15px; } .yarpp-related h3 { padding: 0 17px!important; } .main-head--mb15 { margin-bottom: 15px!important } .videobutton{ background: rgb(210,23,3); background: linear-gradient(90deg, rgba(210,23,3,0.4) 0%, rgba(38,50,56,0.3) 73%); } .videobutton a:hover { color: #fff!important; } .article-link { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .article-link:hover { -webkit-filter: brightness(60%);} .top-news__main { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .top-news__main:hover { -webkit-filter: brightness(60%);} .video-list__img { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .video-list__img:hover { -webkit-filter: brightness(60%);}

Европа пытается обвинить «Газпром» в рекордных ценах на топливо

Европа пытается обвинить «Газпром» в рекордных ценах на топливо

Европейский парламент требует, что Европейская комиссия начала расследовать деятельность российской компании «Газпром». Она пытается переложить на нее ответственность за рост цен на газ.

Брюссель недоволен тем, что предприятие снизило поставки топлива на европейский рынок. На этом фоне стоимость газа существенно выросла. Однако в «Газпроме» подчеркнули, что не нарушили никаких соглашений: он все еще выполняет все контрактные обязательства. При этом предприятие имеет полное право уменьшить транзит. В качестве примера привели США, чьи поставщики СПГ снизили экспорт в Европу более чем на 17 миллиардов кубометров.

Но 43 евродепутата обратились к вице-президенту Еврокомиссии Маргрете Вестагер и еврокомиссару по энергетике Кадри Симсон и призвали срочно начать расследование. Литовский парламентарий опубликовал в социальной сети Twitter копию письма в ЕК. В нем «Газпром» обвинили в «потенциальном нарушении норм ЕС о конкуренции».

Стоит отметить, что большинство подписантов представляют страны с активной русофобской политикой: Литва, Латвия, Эстония и Польша. Они пытаются повесить на «Газпром» ответственность за текущую ситуацию в Европе.

Безусловно, сокращение транзита через Украину и Польшу могло повлиять на ценообразование, однако это далеко не единственная и не основная причина. Заместитель директора Фонда национальной энергетической безопасности (ФНЭБ) Алексей Гривач отмечает, что в Европе сократились объемы собственной добычи, а также стали поставлять меньше СПГ.

Россия готова сотрудничать с европейским рынком. Строительство «Северного потока — 2» полностью завершено и «Газпром» готов пустить по нему топливо. Однако ЕС сам старается оттянуть введение его в эксплуатацию, тем самым усугубляя ситуацию на рынке. Так, ЕК намерено затягивает сертификацию СП-2. Пока она называет срок в два месяца, однако может продлить его в любой момент.