С чем связан рекордный рост цен на газ в Европе и что ждет рынок дальше

С чем связан рекордный рост цен на газ в Европе и что ждет рынок дальше

Можно бесконечно смотреть на три вещи: как течет вода, как горит огонь и как растут котировки на газовых площадках в Европе

Подорожание голубого топлива вызвано сразу несколькими факторами. Но в корне происходящего сегодня лежат неадекватные оценки перспектив энергетических рынков ЕС, на которых основывалась трансформация рынка газа, а также растущая зависимость газового рынка Европы от рынков АТР.

Когда европейские чиновники в 2000-х годах прорабатывали реформу энергетических рынков ЕС, они исходили из нескольких предположений. Первое: наступает век газа, то есть потребление голубого топлива будет увеличиваться. Второе: собственная добыча в Евросоюзе начнет сокращаться. Третье: ЕС — рынок покупателя. Это предполагало, что многие внешние поставщики почтут за честь попасть на местный рынок, чтобы удовлетворить ожидающийся спрос на импортное голубое топливо. Значит, сделали вывод европейские чиновники, необходимо создать максимально либерализированный рынок, чтобы никто из поставщиков не мог занять доминирующее положение и все они могли конкурировать друг с другом на равных.

В рамках проводившихся реформ был принят курс на отказ от ценообразования на основе нефтяной привязки и перевод ценообразования на биржевые (спотовые) площадки. Даже в долгосрочных контрактах «Газпрома» спотовая составляющая занимает сегодня порядка 80%.

Большая ставка делалась на сжиженный природный газ (СПГ). Именно здесь ожидался основной наплыв поставщиков. Европейский cоюз начал строить терминалы для приема СПГ. На данный момент их совокупная мощность позволяет принимать порядка 220 млрд куб. м в год. Но даже в рекордном 2019 году загрузка терминалов составила лишь 50%.

Нельзя сказать, что поставщики СПГ полностью игнорировали европейский рынок. Просто они отдавали предпочтение более богатому и емкому рынку Азиатско-Тихоокеанского региона, на который приходится около 75% всего импорта СПГ в мире.

Кстати, производство сжиженного природного газа растет. И по мере этого роста увеличивается взаимное влияние региональных газовых рынков. Наиболее тесное сближение наблюдается между Азией и Европой. Притом в силу масштаба АТР оказывает большее влияние на ЕС. И последние два года фактически мы можем наблюдать формирование евразийского газового рынка. Это означает, что на европейские цены начинают оказывать всё большее влияние азиатские котировки. Ведь, если за газ дают больше в АТР, то он поплывет именно туда, формируя недостаток предложения на площадках в ЕС.

В 2020 году не были введены в строй некоторые мощности по производству СПГ, которые могли бы оказать дополнительное влияние на цены со стороны предложения. А спрос в Азии продолжал расти. Плюс не стоит сбрасывать со счетов фактор холодной зимы, которая привела к дополнительному росту потребления в I квартале 2021 года и опустошению газовых хранилищ в Европе.

Притом на рынке ЕС работают не только крупные энергетические компании, но и небольшие игроки, которые зарабатывают на перепродаже голубого топлива. Летом они покупают его дешевле, а зимой продают дороже. Во всяком случае, так должно происходить в идеальной ситуации. Реальность может заметно отличаться. К примеру, летом 2019 года газ в Европе стоил дороже, чем последовавшей за этим зимой. Многие игроки на этом обожглись.

А летом 2021 года небольшие компании (они в большей степени подвержены влиянию сиюминутных факторов), увидев, что газ продолжает дорожать, замедлили закачку в подземные хранилища. Ведь единственная их задача — заработать на перепродаже.

Сколько должен стоить газ зимой, чтобы реализовать его с прибылью, купив летом по $400 или по $500? И, возможно, лучше сейчас извлечь ранее закачанный газ, перепродать его летом, пока цены высокие? Некоторые игроки так и сделали.

Но это не привело к заметному снижению спроса и значимому росту предложения. Наоборот, низкая динамика закачки стала важным информационным фактором, который стал влиять на фьючерсные контракты. Логика проста: участники рынка стали опасаться, что газа не хватит в момент роста спроса. Конечно, никто не знает, сколько именно энергоресурсов понадобится, так как никто не знает, какой будет температура воздуха в отопительный период.

Также на ситуацию начал оказывать косвенное влияние фактор возобновляемой генерации. Но не так, как ожидали «зеленые». Сейчас ряд европейский стран сталкивается с нехваткой электроэнергии, производимой на ветровых электростанциях (на этом фоне происходит ренессанс угля и резкий рост цен на электроэнергию). Это дополнительный фактор, вызывающим тревожность у рынка, что также сказывается на росте котировок на рынке газовых фьючерсов.

Пожалуй, плохой новостью для ЕС будет тот факт, что прямого воздействия на цены запуск «Северного потока – 2» оказать не может. Хотя вокруг этого вопроса сейчас масса спекуляций. Объявление о вводе газопровода в эксплуатацию может оказать положительное влияние на информационный фон, а уже благодаря ему цены могут снизиться. Но куда важнее для ЕС состояние газового рынка АТР. Если котировки в Азии начнут снижаться, вниз пойдут и котировки в Европе.

Пока что запасы в европейских ПХГ отстают от прошлого года на 22,8 млрд куб. м. Но прошлый год был близок к рекордному 2019-му по заполняемости хранилищ. А всего восполнено около 62% от потраченного за отопительный период объема. Если зима будет теплой (особенно февраль), этого может оказаться достаточно. Что же касается трубопроводных поставок из России, то к середине сентября они составили 138,6 млрд куб. м. В этом объеме, конечно, присутствует и китайская составляющая, но даже так прокачка в страны Европы находится на очень высоком уровне. Так что претензии по поводу высоких цен разумнее предъявлять не нашей стране, а поставщикам СПГ и рынку Азии.

Резкое снижение котировок на фьючерсном рынке вечером 15 сентября — лишнее свидетельство огромной доли спекулятивной составляющей в происходящих на европейских газовых площадках процессах. Видимо, на сегодня запас истерики и повышенной тревожности был исчерпан.

Александр Фролов, газета «Известия»