Киев ненавидит Приднестровье больше, чем Кишинев

Киев ненавидит Приднестровье больше, чем Кишинев

В пятницу, 17 сентября, избирательные участки на выборах в Госдуму откроются в непризнанном государстве — Приднестровской молдавской республике (ПМР). Для жителей маленькой страны, зажатой между Украиной и Молдавией, не имеющей общей сухопутной границы с Россией, важно, кто будет заседать в сессионном зале в далекой Москве

Ведь от российских политиков зависит, будет ли жить дальше ПМР, отпраздновавшая недавно свой 31-й день рождения.

Какие выборы важнее

Выборы в Госдуму наложились на еще одну, местную, избирательную кампанию. В декабре жители непризнанной республики будут выбирать президента. С 12 декабря Центральная избирательная комиссия повела отсчет периода подготовки и агитации.

Голосование в нижнюю палату российского парламента тоже в чем-то будет частью внутренней политики. В ПМР примерно половина избирателей — с российскими паспортами. «Кроме того, в Приднестровье усиливается влияние Молдавии, а следовательно, Румынии и западных некоммерческих организаций, которые всегда действовали активно. В этом смысле думская кампания и сами выборы — манифестация внешнеполитического курса Тирасполя», — объясняет «Украине.ру» эксперт Института русского зарубежья Виталий Журавлев.

Действительно, и для официального (хотя и не признанного таковым никем) Тирасполя и населения республики выборы в российский парламент имеют, как минимум, символическое значение. История маленького непризнанного государства на берегах Днестра началась с просьбы именно к Москве, тогда единому союзному центру, признать субъектность Приднестровья. И политики, и многие жители ПМР так или иначе ощущают связь с Россией.

В этот раз для голосования на выборах в нижнюю палату российского парламенте в республике откроют 27 участков. Четыре из них, в том числе два для российских военных и их семей, начнут работу с 17 сентября. Голосовать, кстати, смогут и те, у кого паспорт просрочен. Сколько придет к урнам — отдельный вопрос, россиянами числятся примерно 220 тысяч жителей Приднестровья, но кто из них действительно находится в ПМР, а кто уехал — не всегда известно. Всего в маленькой стране живет около 465 тысяч человек.

Кто живет в Приднестровье

Важность голосования на думских выборах может иметь и практическое значение — российских политиков видят проводниками интересов населения республики. Одним из таких интересов является вопрос гражданства.

В непризнанном государстве, в котором никогда не скрывали своего желания стать частью России, а вторым национальным флагом назначили бело-сине-красный стяг, многие столкнулись с проблемами при попытке стать обладателями паспорта с двуглавым орлом. Трудности часто у тех, кто родился на территории ПМР после 1992-го.

Тирасполь пытается решить этот вопрос. В декабре 2020-го президент ПМР Вадим Красносельский вместе с министром иностранных дел республики Виталием Игнатьевым в Москве посещали Кремль, МИД и обе палаты парламента. Высшие чиновники непризнанного государства, очевидно, ориентировались на пример Донбасса, населению которого получение российского гражданства облегчили президентским указом.

Тогда, под конец 2020-го представители ПМР обсуждали ставший актуальным из-за коронавирусных ограничений, вопрос — можно ли оформлять гражданство в республике, без обязательного посещения России. Впрочем, для республики, имеющей границы только с Украиной и Молдавией, эта проблема — как выбраться «на материк» — всегда была злобой дня.

Красносельский объяснял, что из-за такой ситуации жители республики от безвыходности брали паспорта с тризубом (украинские) или с головой тура (молдавские), отказ от которых обязательное условия для приобретения российского гражданства. «Люди делали это, чтобы решить элементарные вопросы лечения, отдыха, поездки к родственникам и так далее, ведь с приднестровскими документами через границы не пускали (..). Надо их понять и дать им возможность без отказа от паспорта другого государства все-таки получить российский документ», — защищал своих земляков президент республики.

Приднестровский президент и до того напоминал, что его соотечественники «говорят и думают на русском языке, считают себя частью Русского мира». Невозможность получения гражданства той страны, с которой себя ассоциирует большинство республики, «неправильно и несправедливо», настаивал глава ПМР.

И годом ранее Красносельский также во время посещения Москвы растолковывал, как приднестровцы выживают в политически враждебном окружении. В таких условиях примерно половина стала российскими гражданами, около ста тысяч — украинскими, 150 тысяч — молдавскими. Паспорта с тризубом и туром жители республики приобретали по нужде —людям приходилось брать хоть какие-то документы, потому что бумаги ПМР государства никто не признавал, повторял глава государства. Настойчивость лидера ПМР была вполне понятна — указ о гражданстве для Донбасса был подписан в том же 2019-м главой российского государства Владимиром Путиным. Население самопровозглашенных Донецкой и Луганской народных республик сталкивались с аналогичными проблемами — для них законно отказаться от украинского гражданства ради получения российского было крайне сложно.

«Принципиальный» Киев

Вопрос гражданства для Приднестровья становится все важнее, так как соседи постепенно ужесточают требования к пересечению границы. Ситуацию может ухудшить и объявленная Киевом частичная блокада сухопутного сообщения — запрет на въезд автомашин с приднестровскими номерами. Изначально это был «подарок» к дню независимости Молдавии, который отмечается 2 сентября.

Украинские власти до 2014-го относились к мятежному Приднестровью, скорее нейтрально. В Тирасполе даже в 1990-х рассматривали Киев сначала как союзника, учитывая, что, что Молдавия была автономией в составе Украинской ССР. И даже затем восточный сосед Приднестровья выглядел, если и не как дружественная сторона, то хотя бы как не вмешивающаяся в противостояние.

Позиция Киева изменилась после победы Евромайдана и начала боевых действий в Донбассе. Во-первых, успех молдавских «сепаратистов» мог стать плохим, по версии новой Украины, примером для мятежного Донбасса. Во-вторых, давление на Тирасполь виделось частью игры с Москвой,

Киев фактически солидаризовался с Кишиневым. Бывший президент Украины Петр Порошенко договорился до того, что провозгласил возможность координации действий по Приднестровью «для того, чтобы способствовать размораживанию этого конфликта и помочь суверенной Молдавии восстановить свою территориальную целостность и реинтегрировать Приднестровский регион в Молдавию».

Линию Порошенко продолжил его преемник на посту главы государства Владимир Зеленский. «Мы твердо поддерживаем суверенитет и территориальную целостность Молдавии в пределах ее международно признанных границ», — сказал украинский лидер на встрече с молдавским президентом Майей Санду, известной как румынская националистка.

И если пока с Кишиневым Москва поддерживает диалог — так Дмитрий Козак, заместителем главы администрации президента России смогу убедить Санду, что не стоит вводить лишних ограничений — то на украинском направлении такие нормальные, дипломатические меры урегулирования споров вряд ли работают. Интересно, что даже молдавский МИД просил Киев отсрочить введение блокады Приднестровья, но Украина оказалась «принципиальнее» в борьбе с ПМР, чем Молдавия. Кишинев оказался прагматичным — ведь многие предприятия зарегистрированы в молдавской юрисдикции, что молдавскому государству выгодно.

Выживание как способ жизни

Директор приднестровского Центра социологических исследований, доктор социологических наук Елена Бобкова сравнивает в комментарии «Украине.ру» повседневную жизнь граждан ПМР с деятельностью кризисного менеджера. «Только для профессионала решение проблем — часть работы, а для жителей Тирасполя или Бендер — это ежедневная рутина. Так что каждый гражданин республики сам себе кризис-менеджер, — иронизирует она. — Усталость от вечной нерешенности и нерешаемости проблем, конечно, накапливается. Но высокая адаптивность населения, которое привыкло к трудностям, дает тот настрой, благодаря которой люди верят в хороший исход».

Бобкова колеблется в том, какие выборы для республики важнее — российские или, свои, президентские. «Наше люди активно участвуют в выборах, например, в Верховный совет. И голосование в Госдуму для россиян здесь — не формальность, потому что Россия не просто помощник, или друг. А реальный защитник и гарант мира на берегах Днестра, который помогает. в том числе и материально, поддерживает пенсионеров. Поэтому многие считают своим долгом придти на избирательный участок», — отмечает она.

Глава аналитического бюро СОНАР-2050 Иван Лизан также признает сложность вопроса — какое голосование больше определит жизнь ПМР. «Если даже смотреть с точки зрения внутренней политики, то пришедшие к власти люди, представители финансово-промышленной группы, победят и удержат свои позиции», — прогнозирует собеседник «Украины.ру» и объясняет, почему формально более значимые выборы президента могут быть не столь важными для граждан непризнанного государства.

«Российские же выборы определят в чем-то, каковы будут отношения в треугольнике Россия, Украина и Молдавия, от этих отношений зависит судьба республики, — продолжает он. — Даже если в Госдуме станет на одного-двух лоббистов Приднестровья больше — это уже что-то для Тирасполя».

То же самое своим землякам сказала и зампред Верховного совета республики Галина Антюфеева. Она напомнила, что без поддержки России государственность Приднестровья была бы под большим вопросом. Поэтому, продолжила мысль парламентарий, приднестровцам важно иметь своих представителей в Госдуме России.

Сергей Зуев, Ukraina.ru